28 ноября (И так исчез тяжелый сон!..)

И так исчез тяжелый сон!
Смущая дух и сердце муча,
Четыре месяца, как туча,
Висел над головою он.
Бывало, солнце встанет рано:
Проснешься, взглянешь — всё блестит,
А Плевна! и живая рана
В душе мгновенно заболит.
Бывало слышишь смех веселый
Ребенка; радостен тот смех —
А Плевна! — и свинец тяжелый,
Как непрощенный, тайный грех,
На сердце упадет, улыбку
С лица прогонит, как ошибку,
Как преступленье; — ночью, днем,
Всегда, повсюду, неотступно,
Как голос совести преступной,
Как приговор, как Божий гром,
В сознаньи явственно звучало
То имя страшное! Бывало…
Но наступил печали злой
Конец. Кто старое вспомянет,
Тому и глаз вон. Не восстанет
Из мертвых призрак роковой.
Победно Русь ликует, словно
Стряхнув недуга долгий гнет;
Дунай и Шипка, Карс и Плевна —
Да!.. Плевна! Голос не дрогнет!
За то при вести той желанной
Там, за морем, в дали туманной,
Завистливый почуя гнев,
Дрогнет коварный, старый лев:
Дрогнет, и может быть, привстанет,
И лапу жадную протянет
Мол, берегитесь! всё мое!
Но Русь, угрозам не внимая,
И крест победный водружая,
Ответит: Божье — не твое!

Граф Арсений Голенищев-Кутузов. Затишье и буря. (1868–1878). СПб.: Типография Р. Голике, стр. 138-139, 1878

Добавлено: 13-06-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*