А. Ф. Кони

(К 75-летию со дня рождения).

Не шумно, без юбилейных обедов и застольных речей, — но с редким единодушием, с почтительной серьезностью и безоговорочным признанием заслуг, деятельности и высокой нравственности личности отпразднован был три с половиною года назад — 30-го сентября 1915 г — полувековой юбилей общественно-государственной службы А. Ф. Кони. Вся тогдашняя русская печать, в виде лучших своих представителей, посвятила ему ряд статей. У меня сохранился от того времени номер газеты, где о Кони писали: Максим Ковалевский — как об ораторе, В. К. Случевский — как о судье, М. П. Кубинский — как об ученом, А. А. Измайлов — как о писателе и К. К. Арсеньев — как о человеке. Вероятно, лишь «по недосмотру редакции» в юбилейном номере нет статей еще о Кони, как общественном деятеле, друге искусства, общепризнанном судье чести и голосе общественной совести.

Как бы то ни было, полувековая годовщина творческой жизни А. Ф. Кони, проникнутой служением идеям Правды, Добра и Красоты, не прошла незамеченной даже под грохот мировой войны, среди катастроф, уже колебавших Россию. И юбилей А. Ф. Кони явился тогда праздником русской культуры на ее вечных мировых основах. Изболевшаяся, оскорбленная душа русского Общества отдыхала тогда на празднике одного из своих лучших граждан.

10-го февраля н. с. нынешнего года исполнилось Анатолию Федоровичу Кони 75 лет, — и этот знаменательный для него день, увы, не привлек к себе широкого общественного внимания. Только новорожденный Институт «Живое Слово» устроил в честь его интимное, «закрытое», т. е. спрятанное от широкой публики чествование; — только Александрийский государственный театр почтил маститого юбиляра адресом, не нашедшим себе места в печати, да наше Общество, в котором А. Ф. состоит почетным членом к судьею чести, приветствовало его письмом.

75-ти-летняя годовщина жизни А. Ф. Кони прошла в общественном безмолвии. А жаль! И жаль, конечно, не А. Ф. Кони, а русскую жизнь, русскую общественность, русских людей, — особенно в настоящее переходное время.

Поскольку А. Ф. был образцом гражданина, неподкупного судьи русской действительности и культурного работника при старом режиме, постольку он и теперь являет собою пример делового отношения к жизни. Отставленный от прежних должностей и званий, не смотря на свои 75 лет, А. Ф., по прежнему, весь в общественной работе. В ряде высших учебных заведений он читает теперь лекции по оригинальному, впервые создаваемого им и столь нужному в наше время курсу — «Этики общежития»: — продолжает свои мемуары («На жизненном пути»), представляющие огромное значение для эпохи от «великих реформ» до «великой революции»; — пишет статьи, — и на днях появилось в издании Госуд. театров, как всегда интересное, глубокое по психологическому анализу и согретое душевной теплотой пережитого, введение к переписке Тургенева с Савиной; — выступает в качестве лектора на организуемых литературных вечерах и собраниях; — участвует в составе Советов Русской Драмы и «Живого Слова» и в ряде других общественных организаций. Словом, А. Ф. делает по прежнему свое большое и ценное дело культурного строительства. Везде и во всем он по прежнему «сам свой», — деятельный, бодрый, с несокрушенной верой в разум жизни, с неотразимой логикой ума, безукоризненною этикою души, огромною наблюдательностью, меткостью суждений, тонким остроумием, яркостью характеристик, стремлением к добру и общей пользе и любовью к прекрасному, особенно в области поэзии, которую он так же хорошо знает и тонко понимает, как знал и понимал область права.

Изменившиеся условия жизни не сокрушили его энергии, а, пожалуй, дали ей новые импульсы, — не сделали его индеферентным к ней, брюзгой и нытиком, оплакивающим прошлое. А это прошлое было для него освящено близостью со всеми почти выдающимися лучшими русскими людьми. Он был другом Толстого, Тургенева, Милютина, Савиной… Прочтите воспоминания А. Ф., — и вы легко дополните этот список другими яркими именами. Его «жизненный путь» был интересен, богат впечатлениями и творчески значителен.

В одном из своих последних писем ко мне А. Ф пишет: «А о прошлом надо повторять слова Жуковского: — «О милых спутниках, которые нам свет своим присутствием животворили, не говори с тоской: «Их нет!», — но с благодарностью «Были!..»

И только раз прорвалась у него горечь и скорбь, — это когда непосильная дороговизна современной жизни поставила и Кони пред необходимостью начать продажу книг своей библиотеки, чтобы купить фунт мяса или картофеля.

— «Тяжело выбирать, что можно продать… Словно часть души отрываешь с каждой отложенной книгой… — сказал он мне.

Еще бы! И книги ведь «милые спутники» нашей жизни. И менять их на капусту, мясо и картофель — болезненный и оскорбительный процесс. Ведь и про книги Кони можно, вероятно, сказать: — «Хранили многие страницы отметку резкую ногтей», — как отражение чувств и мыслей глубоко вдумчивого читателя, ученого и деятельного работника.

А. Ф. Кони был всегда одним из выразителей общественной совести. Он никогда не был адвокатом, но всегда являлся защитником гонимых и неправо осужденных, во имя права, правды и милости.

И ныне наше Общество имеет честь считать А. Ф. Кони не только своим почетным членом, но и судьею чести.

Привет и наши сердечные добрые пожелания долголетнему культурному работнику на тернистом жизненном пути русской общественности, русской гражданственности!

Вестник Литературы. Орган Общества Взаимопомощи Литераторов и Ученых. № 3. Март. Редактор-издатель А. Е. Кауфман. Птг.: Типография «Маяк», стр. 2-3, 1919

Добавлено: 10-03-2019

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*