Античные арабески

(Сон в саду).

I.

В раскидистом саду, полночною порою,
Я трепетно смотрел за чащею густою,
Как статуи богов в сиянии луны
Шалили, вспомнивши проказы старины.
Обиженная вся невежливостью галок,
Венера голая (был вид ее так жалок!)
Сучки родных берез раздвинув над собой,
С кокетством старых дев, мотала головой.
Вот Марс, закрывши нос, мальчишками отбитый,
К ней ловко подлетел армейским волокитой,
Обтер ей травкой весь выпачканный лик
И к мраморным устам в томлении приник.
Венера, сладостно прищуривая глазки,
Хихикала в ответ на мраморные ласки.
О боги вечные! шептал я из ветвей,
Вам можно без шипов срывать весь цвет страстей
И пить блаженства рай, не ведая печали:
Вы в лавке никогда в кредит не забирали…
Не обратиться век богине молодой
В жену сварливую, что мужа бьет туфлей
И взлупку задает супружеским ухватом
В толпе ревущих чад, подобных бесенятам…
Гражданский новый брак доступен вам вполне!..
Так я шептал в кустах, и томно, при луне.
В сребристых венчиках мне ландыши кивали,
Как будто скорбь мою душою разделяли.
И трепетно полна конфуза и стыда,
Склонилась лилия над зеркалом пруда.

II.

Но там, где свет луны полоскою косою
Из чащи прорвался, там с белой бородою,
Как привидение, стоял старик Зевес,
Когда-то царь богов, повеса из повес.
Теперь его чело, насупившее вежды,
Бумажным колпаком украсили невежды.
Да святотатственный какой-то идиот
Владыке древнему окурок всунул в роте,
A вместо грозного орла на пьедестале
Бесстыдно два кота концертом завывали…
Зевесу визави, полусокрыта мглой,
В деснице не с жезлом, но с дворницкой метлой,
Стояла мудрая великая Паллада
С величием в очах, как будто так и надо…
И как с премудростью случается (увы!)
Всю пауки ее, от ног до головы,
Заткали грязною и темной паутиной,
Отбить затылок был, но взгляд ее орлиный
Сверкал таинственно во мгле, полуоткрыт,
Весь стройный стань ее рогожей был покрыть…
Премудрость! ты всегда, как прежде, так и ныне,
Была и есть в грязи, в оковах, в паутине!..

III.

Но вот зашелестел зефир в листах древес,
В благоговении все смолкло, и Зевес
Рек сумрачно к богам: властители Эллады!
Над нами человек глумится без пощады…
Давно от нектара отвыкли наши рты,
Тогда как день и ночь здесь пьянствуют скоты!
Нагие без одежд, порой зимы суровой,
Мы мерзнем здесь в снегах, но шубою бобровой
Франтит какой-нибудь болван или лакей,
Достигший подлостью богатства и связей!..
Здесь наг и беден тот, кто брезгаете порою
Костюмом гаэра иль шкурою свиною.
Костюм тот узкий жмет подобных чудаков,
Им стыдно на челе носить клеймо рабов.
Они гнушаются собачьими хвостами
И служат обществу не лаем, a делами.
За то и странствует чудак такой, как бог,
Зимой без галстука и даже без сапог.
О сонм родных богов! внемли Зевеса зову:
Отправимся в Москву к великому Каткову!
Так рек седой Завес и смолкнул, а кругом
Все боги древние поникнули челом!
Но разредилась мгла пред утренним туманом,
Запрыгал мотылек по ландышам канканом,
Цветов волшебный смех в саду звенел вокруг,
Все стало по местам и я… проснулся вдруг.

Раздел “Сатиры и фантазии”

Сны на-яву. Собрание стихотворений Л. И. Пальмина. Издание В. М. Лаврова и В. А. Федотова. М.:  Университетская типография (M. Катков), 1878

Добавлено: 08-02-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*