Арабский театр

I.

Путешествуя по Египту, встречая следы величайшей культуры древности во всех областях искусства, невольно задаешься мыслью, был ли театр в Египте, каков был его характер, каково влияние на другие страны Востока.

Но опытные египтологи среди таинственных развалин городов, храмов и гробниц не находят следов литературных и драматических произведений, могущих соответствовать высокой культуре той эпохи До последнего времени полагали, что у египтян не было литературы, не было эпоса и поэзии, отчасти потому, как делали догадку некоторые, что сами египтяне жили вечно в огромном непосредственном напряжении, не допускавшем творческого сосредоточения. Но исследования последнего времени опровергли эти предположения.

Когда ученым удалось читать рукописи гиератического (курсивного, беглого) письма, открылась богатейшая, удивительная литература Египта. В рукописях нашлись оды фараонов, письма, рассказы, повести и фантастические легенды.

И только тогда узнали, что литература в Египте процветала и что звание писателя было почетнейшим званием. Но среди литературного материала высокой художественности не удалось открыть следов драматической литературы, и остается предположить, что театр в Египте был на очень низкой ступени развития или что его не было.

Глубоко в землю ушли и засыпаны песками пустыни сокровища египетской культуры.

Вместо скрывшихся во прах тысячелетий городов выросли новые, созданные трудами арабов-завоевателей.

Проникнутые консервативным духом ислама арабы не уделяли места театральному творчеству, и арабский театр — детище последнего времени.

По мере развития среди арабов европейской культуры и несомненно под влиянием итальянских веяний и образцов возник арабский театр нашего времени.

Еще с эпохи средних веков арабы начинали интересоваться чужеземной культурой, воспринимая ее философские школы и традиции.

Немалым препятствием к развитию арабской живописи и скульптуры, по объяснению комментаторов Корана, является запрещение последнего изображать какие бы то ни было живые существа.

Соблюдая предписания Корана, живописцы и скульпторы пользовались в орнаментации чаще всего только геометрическими и растительными формами, создавая в этой области образцы исключительной красоты.

В создании арабского театра инициаторами, по-видимому, явились арабы не магометане, а сирийцы и копты, вообще наиболее способные к восприятию европейской культуры.

В настоящее время театр арабов представляет из себя интересный образец европейско-азиатского театра.

В нем еще нет решимости отказаться от традиций Востока, и он пытается примениться к национальным требованиям и вкусам арабов.

 

II.

Каир дышал ночной жизнью разгула.

Бесконечными извилистыми лентами уходили узкие переулки, заселенные притонами разврата. Сверкали огни кафе, гудела и визжала странная музыка. Тысячи народу двигались по мостовой, вливались в узенькие переулки, жадно останавливаясь около домов, женщины которых привлекали внимание.

Налево и направо в железных клетках, вделанных выступами в окна, сидели черные рабыни в цветных одеждах, с золотыми серьгами в ушах. В некоторых клетках шли танцы. Полуобнаженная нубийка, сверкая глазами, однотонно танцевала танец живота под аккомпанемент странного инструмента, тянувшего заунывную мелодию. Толпы разодетых мальчиков с измученными лицами ждали очереди!..

Мы спускались по улице, а впереди мелькали бесконечные электрические вывески притонов. Сотни женщин всех наций в живописных костюмах стояли на балконах, улыбаясь проходящим.

И охраняя арабское веселье, спокойно проходили с добродушными лицами изящные солдаты английских патрулей.

Мы остановились около подъезда старого дома, по внешности ничем не напоминавшего театра, с громадным электрическим фонарем у входа и вошли внутрь. Небольшая передняя с будкой для кассы посредине и затем открытая дверь в большой хорошо освещенный зал. Представление началось уже давно.

С трудом можно было пройти между расставленными столиками, за которыми важно восседали арабы, прихлебывая черный кофе. Вспыхивали клубы дыма из ароматного наргилэ и уплывали в высь.

Женщины гарема с своими мужьями сидели у самого входа, кутая свои лица. В первых рядах сидела молодежь, — сыновья богатых беев.

Они держали себя развязно, как завсегдатаи и покровители артисток.

На сцену вышла удивительно миловидная девушка с красивым европейски белым, почти без тени загара лицом, в белом костюме, плотно охватывающем бедра. Белый кисейный шарф спускался от талии и перехватывал ноги ниже колен. Это была сирианка, известная исполнительница танца живота в этом театре.

Оркестр, помещавшийся на сцене, начал какую-то заунывную мелодию.

Музыканты без дирижера импровизировали, и получалась совершенно своеобразная, одновременно и дикая, и нежная музыка.

Девушка танцевала просто, но с необыкновенной грацией и изяществом, поэтизируя до неузнаваемости чрезвычайно грубый по существу танец. Молодежь восторженно жестикулировала, старые арабы одобрительно улыбались. Легкий прощальный жест руки, и красавица скрылась за кулисами, сопровождаемая приветственными восклицаниями.

Европейских требований повторения и аплодисментов не было.

После минутной паузы, во время которой сцена оставалась открытой, а сидящие на ней музыканты равнодушно покуривали, созерцая публику, —  началось уже целое драматическое представление.

На сцену неторопливой и важной походкой вышел богато одетый шейх или князь, как объяснил нам переводчик.

На нем надет был кожаный кафтан, покрытый нашитыми сверху бляхами.

Костюм его очень напоминал так называемый «куяк» тюркских и монгольских племен.

В ушах красовались серьги, которые он носил с подчеркнутым изяществом.

Князь уселся на трон и с унылым и мрачным видом в длиннейшем монологе начал рассказывать публике о своих страданиях.

«Все мне надоело и ни в чем не вижу радости» — резюмировал его настроение переводчик.

Мрачные мысли повелителя были прерваны появлением нелепой и комической фигуры в костюме Арлекина, в длинном балахоне с красными и желтыми пушистыми пуговицами.

В появлении ее чувствовалось влияние старых итальянских комедий с участием Арлекина, Бригеллы и Панталоне.

С появлением нового артиста на сцене почувствовалась жизнь и воодушевление.

Арлекин, любимец публики, был встречен дружным хохотом зала.

Низко кланяясь шейху и делая при этом невероятнейшие гримасы, Арлекин подал повелителю длинный лист бумаги.

Продолговатый листок, оказавшийся счетом за доставленные, при помощи шута, властелину удовольствия, привел последнего в бешенство.

Он вскочил с своего трона и принялся нещадно колотить бедного Арлекина. Тот кривлялся, падал и плакал с таким искренним огорчением, что публика покатывалась от хохота.

Наконец Арлекин скрылся за кулисы, а через секунду явился снова, но уже не один.

Он вел под руку артистку-сирианку, недавно танцевавшую танец живота.

Низко кланяясь, он с ужимками и гримасами объяснил, что встретил эту женщину на улице, что муж ее большой дурак, и она готова принадлежать повелителю, если, конечно, повелитель оплатит поданный ему счет. Властелин, увидев красавицу, мгновенно преобразился. От уныния и сплина не осталось и тени. Дав снова несколько пинков Арлекину, он с низким поклоном приблизился к красавице и рассыпался в пылких излияниях любви.

Пока ворковали голубки, Арлекин делал ужасающие и негодующие гримасы. «Как, еще раз обманут и притом избит… Он должен отомстить!»

Арлекин исчез и через минуту привел за руку худого, больного и тощего субъекта, вооруженного длинным мечом, но имевшего очень жалкий вид. Красавица пришла в ужас, так как новый гость оказался ее мужем. Скверно почувствовал себя и повелитель.

Единственно кто был доволен надвигающейся катастрофой, это Арлекин. Стоя у рампы, он покатывался со смеха, держась за бока, и визжал так заразительно, что в зале не было человека, не сочувствовавшего его радости. Но ликование Арлекина было преждевременным. Прежде чем успел разразиться скандал обнаруженного адюльтера, находчивый повелитель объявил войну соседнему народу.

Увы, муж красавицы и его друг, появившийся на зов, должны были немедленно отправиться в поход.

Растерявшийся муж обнял плачущую жену и отправился сражаться за отечество. Арлекин остолбенел от огорчения, видя гибель своих планов; однако настроение красавицы изменилось.

Ей стало жаль ушедшего мужа, и коварному властелину снова пришлось прибегать к хитрости. Явившийся, по его приказу, гонец с поля сражения объявил, что муж красавицы погиб, сражаясь с неприятелем. Расчет оказался правильным. Бедной женщине ничего не оставалось, как пасть в объятия коварного обольстителя. Но не дремал одураченный Арлекин: быстро оправившись от удара, он скрылся, чтобы на поле брани открыть глаза мужу, смерти которого он не верил.

И вот не успел еще властелин закончить излияния предмету своей страсти, как явился Арлекин, злорадно гримасничая.

За ним шествовали с видом победителей муж красавицы и его друг. Как оказалось, неприятель разбит наголову, а муж вернулся с поля сражения цел и невредим.

Арлекин плясал от восторга и радости. К великому ликованию публики, муж забрал свою жену и друга и отправился домой пожинать лавры победы. Радость Арлекина была преждевременной. Огорченный повелитель снова выместил всю злобу на спине бедного приближенного, извивавшегося от ударов и страха. Этим закончилась пьеса.

Были точно соблюдены единство времени, места и действия. Но и при несложности фабулы, при отсутствии декораций и обстановки исполнители обнаружили несомненный артистический талант.

Театральное представление показало, что арабское сценическое творчество находится в первичной стадии развития, но что оно может иметь лучшее будущее. Пройдут года, и театр отрешится от азиатских особенностей, от условных капризов праздной фантазии и будет передавать события действительной жизни, выводить живых людей, рассказывать о том, что на самом деле наполняет душу человека.

Мы расплатились с переводчиком и вышли из театра.

Направо и налево сверкали огни притонов и слышалась заунывная музыка.

Плясали пестро одетые женщины, и чинно двигались английские патрули.

А. H. Вознесенский. Черное солнце. (Рассказы бродяги). М.: Типография П. П. Рябушинского, 1913

Добавлено: 18-10-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*