Балкон

Королева граций, мать воспоминаний,
Ты, — о весь мой долг, награда всех трудов, —
Помнишь ли, скажи, о прелести свиданий
В тишине волшебных летних вечеров?
Королева граций, мать воспоминаний!

В поздние часы, при пламени камина,
На балконе, скрытом в розовых парах,
Ты была нежна, добра, как мать для сына;
Вслух мечтали мы о сладостных вещах…
В поздние часы, при пламени камина.

Как прекрасно солнце в теплый час заката!
Как прозрачна даль! Как дух растет, любя!
Наклонясь к тебе, источник аромата,
Кровь твою, казалось, я вдыхал в себя…
Как прекрасно солнце в теплый час заката!

Полночь опускалась занавесом темным.
Я твои зрачки угадывал впотьмах,
Мысль твою читал я… И с доверьем скромным
Крошки-ножки спали у меня в руках…
Полночь опускалась занавесом темным,

Я искусство знаю вызывать блаженство,
Вспоминая рай объятий дорогих.
Где, зачем искать полнее совершенство,
Чем в твоей душе, в тепле очей твоих?
Я искусство знаю вызывать блаженство…

Этот праздник ласк, обетов и лобзаний
Он вернется-ль вновь? Воскреснет ли любовь,
Как светило дня, омывшись в океане,
Над землей восходит, молодея вновь?
Праздник ласк, обетов, пламенных лобзаний!

Примечание переводчика.
XXIX. Le balcon.
Mère des souvenirs, maîtresse des maîtresses…

Отдел «Сплин и идеал». Стих XXIX.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 01-02-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*