Баллада (Двенадцать царских дочерей…)

      I.

Двенадцать царских дочерей,
С прекрасными и добрыми глазами,
Шли раз гулять с дуэньями.
         Под облаками,
В далекой дали виден храм.
Как любопытно будет быть им там!..
И взоры тешились детей, всем, что нашли чужого
В старинной церкви, хоры и алтарь.
Резьба, которой украшали стены встарь.
Все им казалось ново.
Невдалеке от них стоял рабочий, мыл он руки,
И привлекал он их своею красотой.
Их сердце ощутило боль разлуки
С трудящейся толпой!..
— «О, как горды мы были до сих пор,
Как воспитали глупо нас. Нас всех ведь без изъятья
Держали взаперти, не позволяли взор
Свой кинуть на крестьян, которые нам братья!»
И обратилися они к нему: «Скажи твои нам муки:
«Ты, двино, трудишься усердно день-деньской?
«Ты устаешь? Обременен семьей?»

  ———-

И он поведал им всей жизни грустной повесть,
Как часто в нем его боролась совесть,
Чтобы спасти и мать, и четверых детей…
Жена, отцветшая в заботах и лишеньи…
И повесть грустная нужды, труда, терпенья
Так поразила царских дочерей,
Что слезы брызнули из глаз давно печальных,
Когда же закат улыбкою прощальной
Их озарил в последний раз,
Окончен был рабочего рассказ.

  ———-

И понят был он юными сердцами,
Друг с другом пошептавшись, горю как помочь,
Они вернулись с полными руками,
Отдав все, что имели: «Слушай, будет ночь
«И мы должны в наш замок возвратиться,
«Но ты не будешь тщетно так трудиться,
«Как ты трудился до сих пор.
«Недаром мы к тебе свой обратили взор!
«Мы дщери царские, вот перстни с наших рук —
«Залог и обещанье,
«Что у тебя не будет больше мук!
«Смотри же, слушай наше приказанье,
«Когда тебя постигнет истинное горе,
«Иди с сознаньем правоты во взоре,
«Иди к нам смело, с гордой головой
«И требуй помощи! Народ — ты равен Богу
«Своею честностью, своею простотой!
«Ты находи всегда к царям дорогу!
Везде, всегда, теперь и в даль веков,
Но только лишь тогда, когда ты будешь силою несчастья
Несчастный истинно — царю в короне равен.
Не утверждай ты нас из пустяков,
Не то ты потеряешь наше же участье,
И будешь только нам забавен!»…

      II.

Сияет старый храм, победа над врагом
Приводить весь народ в восторг и умиленье.
Ведь мир обещан! Каждый пышный дом,
Лачуга бедная, поймут его значенье.
Везде украшены и стеньг и сады…
А храм готовится к торжественному пенью.
Ждут выхода царей, везде стоят ряды
Блестящих рыцарей, все ждут лишь появленья
Двенадцати детей, им выпросивших мир.
Они просили дать стране успокоенье
(Они молились так сердечно)
И все пойдет по-старому, недаром пышный пир
Готовит им страна, признательная вечно…

  ———-

Что делает толпа у церкви и кругом?
Пред храмом постилают светлую дорожку
Парчи серебряной, блистающей немножко,
То искрой золотой, то радужным лучом.
По ней пройти должны двенадцать дочерей
Царя — невинных, добрых, ясных,
С слезами радости в очах своих прекрасных.
Они пойдут дорогою своей…
Притихло все и все, все ждут их появленья…
И даже дети, те, те поняли значенье
Торжественной минуты: по парче,
Нарочно долго тканной деревнями,
Пойдет царевна мирными шагами
С одеждой мира на своем плече…

      III.

Вдруг двинулась толпа…
                 Своими кулаками
Какой-то человек, осилив ряд солдат,
Вперед пробрался…
                 Все шумят, кричат…
Смятение кругом… «Зачем он появился?!»
Вперед нельзя! Назад!
                 Но он остановился…
И, увидав царевен — в храме звон —
Пред ними пал рабочий на колени…
Все кинулись к нему, но не было сомнений,
Его узнали те, к кому стремился он!..
«Узнал тебя твой добрый гений»,
Сказала старшая из них. С улыбкою взяла
Вторая у него прошенье,
Что подал он трепещущей рукой,
А третья, как бы охранив его покой,
Приветливо, с улыбкой одобренья,
Сказала сестрам: «Поспешим скорей
Его исполнить робкое моленье».
Остановившись, девочки читали без речей…

      IV.

Но… что случилось с ними? Почему
Внезапно взоры их тоскою омрачились?..
Дивятся все кругом… Собрату своему
Рабочие в толпе все удивились…
Наверно, горе и несчастие случились,
И это дает повод дерзким быть ему…
Задумались царевны… И одна,
Подняв взор к небу, будто бы не знала,
Что делать, как решить… Толпа кругом молчала,
Как будто тонкая, небесная струна,
Соединившая ядро небес с землею,
Порвалась тихо… Тихо пред толпою
Заплакали царевны…

      V.

                 Младшая сестра,
Смутясь, рабочему сказала:
«Ты требуешь от нас не мало,
«И просишь ты возобновленья зла —
«Теперь пришла прощения пора
«И жажда мщения пропала…
«Ты ж умоляешь нас казнить врага,
«Напоминая наше обещанье…
«И причиняешь нам жестокое страданье:
«Нам мирная минута дорога!»

  ———-

Все с облегчением вздохнули…
Царевны друг на друга вдруг взглянули,
Но не было прощенья и любви
                 К трудящемуся люду
В их взорах царственных… В их царственной крови
Сочувствию не быть такому самосуду…
О мести он просил у мирных и простых…

      VI.

Растерянный стоял рабочий… Да! от них
Он только ждал опоры, правосудья.
«О, думал он, будь я царем, и будь я
«Немного посильней, я б уничтожил сам
«Того, кто ест меня, на страх другим врагам!»
И долго он стоял в печальном размышлении.
Давно в соборе началося пенье…
Стоял бедняк один над блещущей парчою,
                 Испачканной следами ног его.
(Труды усердные запятнаны известкой и землею).
Но не случилось больше ничего
С ним в жизни яркого. Все в ней пошло обычной
                                                                      чередою…

М. Исакова. Мои стихи. СПб.: Типография товарищества «Общественная Польза», 1913

Добавлено: 01-04-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*