Близоруким

Проходя по базару в Нарве иногда видишь человека с пачкой кредитных билетов Российской Советской Федеративной Социалистической Республика в руках. Он что то продает, покупает.

Непременно с пачкой. Никогда не увидишь одной советской кредитки, даже самой крупной.

Какой же может быть здесь разговор о советских рублях, сотнях. В самой Совдепии и деньги считаются только на тысячи.

При виде этих залетевших в наши края вместе с беженцами ничего не стоющих бумажек, невольно западает в голову мысль о целых сундуках, переполненных ими, о тюках советской валюты, скопившейся по стольким углам Советской России.

Их все таки держат, собирают.

Собрали, развесили на пуды керенки, копят и «ленинки».

А зачем копят, не знают сами. Владеющие многими сотнями тысяч таких денег, даже миллионами, едва ли сумеют отдать себе отчет в неизбежной судьбе своего призрачного богатства.

Цена его почти нуль в настоящее время, а жизнь доведет ее до полного круглого нуля, может быть, еще раньше чем вопрос об отношении к советским кредиткам станет перед истинными хозяевами будущей России.

Это фальшивые векселя, выданные банкротом, без счета, без намека на возможность какого либо самого мизерного обеспечения.

В параллель с такими мыслями становится и иной, более широкий вопрос об общем ведении государственного хозяйства в Совдепии, о его будущих результатах для новой России.

Трудно себе представить, но среди советских граждан, далеко не сочувствующих той власти, под гнетом которой они живут, находятся люди, готовые видеть выход из созданного большевиками нелепейшего и труднейшего экономического положения лишь в предоставлении в дальнейшем будущем именно им самим права расхлебывать заваренную ими кашу. Говоря так, они пробуют ссылаться на то ужасное положение, в котором окажутся вольные или невольные преемники коммунистов.

На новую-мол власть, подумайте будут падать все шишки.

«Про нее будут говорить: взяли власть, так умейте и справиться, а ведь это под силу только сверх людям. Так зачем же ставить честных русских людей в такое безвыходное положение.

Пусть уж сами большевики переменят облик, изменят направление политики и по своему восстановят разрушенное хозяйство России, дадут ей какие-то новые формы. Что за формы это будут, мы не знаем, но не может же вечно тянуться такое безобразие. Есть наконец и у большевиков на плечах головы».

Такое рассуждение невольно напоминает мне кудахтанье старушки помещицы, доверившей усадьбу проходимцу, который разорил ее, довел до неоплатных долгов, уничтожил все мало-мальски ценное в хозяйстве и в довершение всего настойчиво требует новых и новых затрат на продолжение того же развала, на грабительскую достройку ни к чему не нужных сооружений.

Ей твердят все:

— «Да прогоните же наконец мерзавца. Мало вам того, что уже потеряли, — хотите и вовсе по миру пойти?»

Старушка охает:

— «Как его прогнать! Прогонишь, а потом иши-свищи, с кого я буду требовать все прошлые убытки? Кто мне их вернет? Нет, пусть уж он сам и сидит прощалыга. С ним уж я знаю всегда, с кого требовать».

Охает старушка и не прогоняет, не слушает разумного совета. Валит, как в дырявый мешок жалкие остатки последних средств, а дело идет все хуже и хуже по той простой причине, что грабитель управляющий окончательно обнаглел и по своему знает себе цену.

Близорукие люди, видящие спасение России в какой-то неизбежной будто-бы перемене большевистского курса, копируют оханье разоренной старушки, цепляются за «бесценные» в точном смысле слова, бумажки, векселя их «благородного» управляющего.

Вдруг да когда-нибудь он удивит всех, возьмет и заплатить по обязательствам?

Если бы такое чудо могло случиться на самом деле, какими ярыми сторонниками преображенных коммунистов сделались бы эти непрошенные печальники о тяжелой судьбе будущей законной власти. С какой покорностью доверили бы они врагам нации дальнейшее строительство небывалого государства с «буржуазным» строем при главенстве вчерашних поборников немедленного коммунизма.

Доверили бы, только помани их призраком благонадежности иудами накопленных дутых векселей.

Кто знает, может быть инертность масс в задушенной Совдепии объясняется как раз могуществом такого образа мысли, его широким распространением среди населения.

Как горько в таком случае они ошибаются, какое тяжелое разочарование придется им пережить при развязке событий. Как жестоко они будут винить самих себя за потерянное в напрасном, несбыточном ожидании внутренних преображений дорогое время.

Разоряемые, голодные, идущие на верную гибель своего и общерусского достояния, опомнитесь, хоть ради своих карманов, если родину не умеете любить.

Одумайтесь.

Яр. Оредовский.

Близоруким. Военно-осведомительная, литературная и политическая газета «Приневский край». № 28. Нарва: Типография Штаба Северо-Западной Армии, стр. 3-4, суббота 13 декабря 1919 г.

Добавлено: 13-04-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*