Богатырь

Пустел наш храм. В нем погасали свечи,
Суровый мрак под сводами царил.
Кругом злорадно раздавались речи,
Что храм наш отжил, службу сослужил.

Пустел наш храм. Густей ложились тени,
Куриться перестал обычный фимиам,
И как-то леностно склонялися колени
Людей, случайно заглянувших в храм.

Ложилась пыль тяжелым, мрачным слоем,
На лики древние и строгие икон,
Не оглашался храм обычных песен строем,
И слабо дребезжал его призывный звон.
Но храм еще стоял, сокровищей хранитель, —

Хотя на паперти уж пробивался мох,
Он верил, что он храм, он верил, что Спаситель
Его забвению предать не мог.

Он верил… а кругом, с улыбкой состраданья
И самомнения и дерзости полны,
Твердили: он не храм, он брошенное зданье,
Он просто памятник отжившей старины.

Он просто памятники! Но Божьим изволеньем
Явился Богатырь, преемник славных дней,
И расчищать стал храм, средь злобного сомненья
Как бы встревоженных работою людей.

И вот рассеялись сгустившиеся тени,
Упорный Богатырь шел медленно вперед;
Сначала паперти расчистил Он ступени,
А там и храму наступил черед.

Свершая подвиг Свой в таинственном молчаньи,
Он мощно отряхнул скопившуюся пыль,
И точно воскресил в торжественном сияньи
Дела минувших дней, заглохнувшую быль.

И снова ожили сокрывшиеся лики,
И загорелся храм огнем паникадил…
И вспрянул Богатырь, и в колокол великий,
Давно умолкнувший, Он властно зазвонил…

И потекли на зов бесчисленные волны,
И благостная весть далеко разнеслась,
Что снова ожили храм, молящимися полный,
Что надобно спешить… В нем служба началась.

27-го ноября 1894 г.
Петербург.

Из пережитого. В. К. Истомина. М.: Университетская типография, 1906

Добавлено: 07-12-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*