Больной

Я должен умереть — а жил еще так мало;
Я должен умереть — а на полях весна;
Могучая река последний лед сломала
И тихо к северу несет его волна.
Я должен умереть — когда так много силы,
Когда душа полна — когда вся кровь кипит!
О, что ужаснее безвременной могилы,
Которая меня так зорко сторожит!
Я должен умереть, как тучка в небе тая.
Рассеяться, как дым — когда везде, кругом
Все оживает вновь, в лучах весны сияя,
И в каждом червяке клокочет жизнь ключом.

Теперь уж все равно!
Откройте мне окно:
Пусть все вокруг меня —
Горит в сиянье дня,
Пусть ветерок с полей
Пахнет в мое окно —
Теперь мне — все равно!

Я должен умереть — мне доктора сказали.
Уже спасенья нет! Скорее же, скорей!
Я не хочу, чтоб жизнь на время продолжали…
Могила ждет меня — отдайте жертву ей!
Лежать в земле сырой, холодной, непроглядной,
Лежать во тьме и гнить недвижным мертвецом!
А если мозг живет?.. О, жребий беспощадный!
А если чувство есть и в тесном гробе том?
Я должен умереть — оставить все, что мило,
Покорно, как дитя, глаза свои закрыть —
Когда в моих руках еще не гаснет сила,
Когда я жить хочу, — вы слышите ли,— жить!

Теперь уж все равно!
Откройте мне окно:
Пусть все вокруг меня
Горит в сиянье дня,
Пусть ветерок с полей
Пахнет в мое окно —
Теперь уж все равно!

Я должен умереть! И в сердце, что умело
Когда-то так любить, страдать и верить так —
В глазах, на Божий свет глядевших прямо, смело,
Зашевелится там бессмысленный червяк.
Я должен умереть — и все меня забудет,
Как зверь затравленный, как птица, без следа.
Лишь где-то зеленеть моя могила будет,
Да вьюга над крестом заплачет иногда.
И ты, болезная, печальная, родная,
Одна среди врагов останешься… одна!
В безмерной нищете тоскуя и страдая,
Как стебелек слаба, как ласточка бедна!

Теперь уж все равно!
Откройте мне окно:
Пусть все вокруг меня
Горит в сиянье дня,
Пусть ветерок с полей
Пахнет в мое окно —
Теперь уж все равно!

О, как тут хорошо! Как небо нынче ярко.
Какая синева! Ни облачка на нем.
Как за окном моим пылает солнце жарко,
Проникли в душу мне лучи его теплом.
Я должен умереть! Изгнанником несчастным,
Чужая сторона, тебе я кинут был.
Ты приняла меня — враждой, проклятьем страстным
Душила ты меня, который всех любил.
Боролся долго я — в борьбе окрепли силы,
Окрепла грудь моя, и снова вырос я,
Уже я. счастья ждал — и вдруг призыв могилы…
Я должен умереть — допета песнь моя!..

Теперь мне все равно!
Откройте же окно:
Пусть все вокруг меня
Горит в сиянье дня,
Пусть ветерок с полей
Пахнет в мое окно —
Теперь уж все равно!

Как видно далеко! На солнышке сверкая,
Вон чайка над рекой, как искорка, горит.
Взвилася ласточка! То громче, то смолкая
Несется чья-то песнь и радостно звучит…
Как много шуму там!.. То гул толпы свободной,
То вольный труд, а ты? прикован смертью ты!
Когда ж и чем ты жил, о, мученик бесплодный?
Где царство дум твоих, где мир твоей мечты?
Я должен умереть! А скоро на просторе
Завеет гордый флаг на волнах голубых
И понесет река суда далеко в море,
А я?.. я буду гнить среди полей чужих!

Теперь уж все равно!
Откройте же окно:
Пусть все вокруг меня
Горит в сиянье дня,
Пусть ветерок с полей
Пахнет в мое окно —
Теперь уж все равно!

Я должен умереть… Прости, моя подруга!
Одна, лишь ты одна делила жизнь мою —
Несла мой тяжкий крест позора и недуга
Среди тупых врагов в нерадостном краю.
Но что же ждет тебя?.. Тревожный и тернистый,
Суровый, темный путь отчаянья, труда…
Бессильная, ко мне с своей слезою чистой,
С улыбкой кроткою придешь ли ты туда!
Туда, где в тишине, под ветлами чернеют
Могилы старые; над жесткою травой
Стоят ряды крестов… Живые где немеют,
А мертвые гниют под влажною землей!

Теперь мне все равно!
Откройте же окно:
Пусть в комнате моей
Горят снопы лучей;
Пусть ветерок с полей
Пахнет в мое окно—
Теперь уж все равно!

Цикл “На севере”

Стихи. Издание второе. 1865 – 1901 г. СПб.: Типография А. С. Суворина, 1902

Добавлено: 07-11-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*