Большевик Том

Тетя Полли была настоящей жадиной
— Это всем сказал Том,

И сахар, и варенье, и каждую виноградинку
Прятала она под замком,
И Тому давала только по воскресеньям
В награду за хорошее поведенье и ученье.
А Тому хочется просто — безо всяких причин —
И чтоб сладкое всегда, а учиться лишь день один.

Словом, Тому с теткою тоска,
А в сумочке теткиной ключ от замка.

Только однажды Тому повезло.
Сидит тетка и вяжет, и не спит, как на зло,
А тут, как захрапела, да носом вниз.
Ну, теткин шкафик, теперь держись!
Том ключ из сумочки хвать,
Да прямо к шкафу, да его настежь!
Плакали теткины сласти,
И крошек ей не собрать!

* * *

Том столовою ложкою ест варенье,
Ягоды прячет в карманы
— Ничего, что протекут —
И конфеты, и каштаны,
И любимое теткино печенье
— Место все себе найдут.

Проснулась тетка и не верит глазам:
«Вот-то я тебе задам,
Видно, стал большевиком —
Нечестивым людоедом,
Или мало за обедом
Ел ты супа, милый Том,
Или с розгою знаком
У меня ты слишком мало!
Ничего, начнем-ка, Том,
Воспитание сначала!»

Очень больно розга бьет,
Только мальчик не ревет.
Настоящим большевиком
Стал ты, Том!

* * *

Есть у тети Полли кот:
Он — сибирский, с шерстью длинной,
Важно ходит по гостиной,
Только с пенкой сливки пьет.
Разжирел этот кот, что поросенок,
Даже мурлычет он только спросонок,
А чтоб крысу поймал — этого и не бывало.
Только тетя Полли очень кота баловала:
Никогда, никогда его не била,
Каждый день его гогель-могелем кормила.

А Тому лень… нет! Пожалуйте в школу,
Не пойдешь — так будешь бит…
И сердце у мальчика злобой тяжелой,
Черной завистью к коту кипит.
— Верно, спасает его красота! —
Горько думает Том:
«А если остричь кота,
Посмотрим, что будет потом».

Тетка в гости убралась,
А Том ножницы взял,
Всю шерсть на коте обкромсал.
Никакой красоты не осталось.
Сидит кот, шевелит усами.
Голохвост и гололоб.
Приходит тетка и со слезами:
«Ты меня уложишь в гроб!
Что с котом ты бедным сделал?!
Будешь ты большевиком!»
«Ну, а вам-то что за дело!»
— Отвечает дерзко Том.

Очень больно розга бьет,
Только мальчик не ревет,
Настоящим большевиком
Стал ты, Том!

* * *

Есть у тети Полли в ящике краски:
Красная — для губной подмазки,
Черная — для бровей,
И белила — снега белей.
И Тому сказано очень строго:
«Никогда ящика не трогай!»

* * *

А в детской есть чистая стена,
Стоит она и чиста, и грустна,
Так и ждет она картины,
Словно подарка на именины.
И Тому очень жаль степы,
А тетке краски совсем не нужны.

Стоит Том и рисует целый день,
И рисовать ему не лень:
Толстая тетка в башне сидит,
Машет руками, зубами стучит,
Мыши и крысы на тетку ползут
За нос кусают и платье грызут.

* * *

А тетка живая за Томом стоит,
А тетка на стену молча глядит.
Том обернулся и обмер…
                                                 Беда!
Тетя меня не простит
                                          никогда!…

* * *

Очень больно розга бьет,
Только мальчик не ревет,
Настоящим большевиком
Стал ты, Том!

Тому атлас подарили,
Том в унынии глядит,
Сколько стран уже открыли,
Сколько городов стоит.
Сколько есть морей на свете,
Гор и футов вышины,
И замученные дети
Это выучить должны!

* * *

«Тетя, тетя, покажите,
Где страна большевиков!
Вы всегда меня браните,
Я туда уйти готов».
И, смеясь сердито, тетя
Показала — «Ленинград.
Там и петлю вы найдете!»
— Том ответил: «очень рад».

* * *

Только ночью, засыпая,
Видел карту Том и там
Все мерцал кружок, мигая,
Звал к Балтийским берегам.
Тому снились пароходы,
Запах моря и снастей,
Средь веселого народа
Толпы розовых детей,
Розги не было в помине
И не скучно в школе той,
А над Томом в тверди синей
Серп качался золотой.

На утро тетка была испугана
Исчезновеньем Тома.
Искала его дома.
Ходила ко всем знакомым
Даже без всякой ругани,
Выбросила остриженного кота,
Поставила на столе варенье.
Звала тетка, не закрывая рта,
А Том исчез, как привиденье.

* * *

Плакала тетка семь недель,
Отслужила заупокойную мессу…

Но плывет большой пароход по воде,
Отдает людей и почту экспрессу.
Из почтовой конторы несет почтальон
Письмо в синем конверте:

«Тетя. тетя, я не погребен,
Слухам о смерти моей не верьте!
Я убежал в страну большевиков
И учусь теперь в фабзавуче.

Нет здесь ни варений, ни сибирских котов
И больше меня никто не мучит.
А потом, тетя,
Вы все врете!
Большевики совсем не людоеды
И никто в петлю не попадает!

По гудку мы идем в школу,
По гудку идем к обеду.
А в свободное время
Каждый мальчик читает.

* * *

Прощайте, тетя! я волен, как птичка!
Почтительно любящий вас Том,
Желающий вам сделаться
Большевичкой».

Большевик Том. Стихи Надежды Павлович. Рисунки Б. М. Кустодиева. Л.: Издательство Брокгауз-Ефрон, 1925

Добавлено: 16-03-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*