Была пора: наш праздник молодой…

Была пора: наш праздник молодой
Сиял, шумел и розами венчался,
И с песнями бокалов звон мешался,
И тесною сидели мы толпой.
Тогда, душой беспечные невежды,
Мы жили все и легче и смелей,
Мы пили все за здравие надежды
И юности и всех ее затей.

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш;
Меж нами речь не так игриво льется,
Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздается,
И чаще мы вздыхаем и молчим.

Всему пора: уж двадцать пятый раз
Мы празднуем лицея день заветный.
Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!
Недаром — нет! — промчалась четверть века!
Не сетуйте: таков судьбы закон;
Вращается весь мир вкруг человека, —
Ужель один недвижим будет он?

Припомните, о други, с той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,
Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то Славы, то Свободы,
То Гордости багрила алтари.

Вы помните: когда возник лицей,
Как царь для нас открыл чертог царицын,
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей.
Тогда гроза двенадцатого года
Еще спала. Еще Наполеон
Не испытал великого народа —
Еще грозил и колебался он.

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас… и племена сразились,
Русь обняла кичливого врага,
И заревом московским озарились
Его полкам готовые снега.

Вы помните, как наш Агамемнон
Из пленного Парижа к нам примчался.
Какой восторг тогда пред ним раздался!
Как был велик, как был прекрасен он,
Народов друг, спаситель их свободы!
Вы помните — как оживились вдруг
Сии сады, сии живые воды,
Где проводил он славный свой досуг.

И нет его — и Русь оставил он,
Взнесенну им над миром изумленным,
И на скале изгнанником забвенным,
Всему чужой, угас Наполеон.
И новый царь, суровый и могучий,
На рубеже Европы бодро стал,
И над землей сошлися новы тучи,
И ураган их…

Журнал “Современник”. Том V. СПб.: Гуттенберговая типография, с заглавием “Лицейская годовщина”, с переделкой стиха 61 и без стихов 63-го и начала 64-го, стр. 316-317, 1837
Журнал “Русская Старина”. СПб.: Печатня В. И. Головина, октябрь, стр. 84-85, 1884
А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. Том 2. Стихотворения 1823-1836. М.: Государственное издательство художественной литературы, с. 467-468, 1959

Ред.: Последняя «лицейская годовщина» Пушкина, написанная к двадцатипятилетию основания лицея. Сочинение осталось незаконченным.
Ред.: Стихотворение при жизни Пушкина опубликовано не было.
Ред.: Для написания «лицейской годовщины» Пушкин использовал форму своего стихотворения “19 октября (Роняет лес багряный свой убор…)” от 19 октября 1825 года.
Ред.: На собрании лицеистов, у Михаила Лукьяновича Яковлева, 19 октября 1836 года, Пушкин от волнения не смог закончить прочтение своего стихотворения.
Ред.: Куницын – смотрите примечание к стихотворению “19 октября (Роняет лес багряный свой убор…)”: https://literator.info/19-oktyabrya-ronyaet-les-bagryanyj-svoj-ubor-wppost-7970/.
Наш Агамемнон – Александр I, называвшийся так по имени могущественнейшего греческого царя, возглавлявшего других греческих царей в Троянской войне.
Новый царь – Николай I.

Добавлено: 22-11-2016

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*