Бытовые явления

(Quasi una fantasia).

Я почти три года отсутствовал из Петербурга. Шатался по белу свету и, признаться, потерял из виду многих друзей и знакомых. Вернувшись, пошел по визитам. Первый мой визит был, конечно, к милейшему и симпатичнейшему полковнику Иванову.

Федор, старик-швейцар, узнал меня сразу.

— Ну что, старина? — сказал я. — Полковник все еще здесь живет? Не переехал? А? Три года как я у вас не был.

— Уехали полковник, — сказал швейцар.

— Да что ты? Куда?

— Увезли-с… в тюрьму-с, по причине ревизии интендантства.

Я в удивлении развел руками. Это милейшего-то полковника Иванова? Симпатичнейшего?

Поистине бытовое явление.

*

Вторым рейсом я направился к Крамаренко. Я всегда любил этого жизнерадостного хохла. Сколько мы с ним этой горилки, бывало, высасывали.

Я вскочил в подъезд «номеров», в которых он жил еще первокурсником.

— Здесь живет Крамаренко?

— Какой Крамаренко?

— Студент. Толстый такой, весельчак.

— Никакого здесь нет Крамаренко.

— А куда он переехал?

— Да здесь такого и не было Крамаренко. Комаров был, а Крамаренко не было.

— Врешь! — раздался голос откуда-то с лестницы. — Крамаренко — это 16-й номер. Который застрелился.

Крамаренко застрелился! Жизнерадостный Крамаренко, который готов был целый день плясать, петь и пить горилку!

Поистине бытовое явление.

*

Я переждал несколько дней, — уж очень меня потрясла судьба Иванова и Крамаренко, — и отправился в один прекрасный день пешочком на Васильевский остров к Немировичу. Мы его звали архивной крысой, этого добряка Немировича. Вечно с книжками, тетрадками, с очками на носу, всегда в черном сюртуке — он, действительно, похож был на архивариуса.

— Дома Немирович?

— А вы кто такие будете?

— Я спрашиваю; Немирович — дома? Здесь живет?

— Малый, добеги-ка до г. околоточного, скажи — вот они Немировича спрашивают.

— Причем тут околоточный?

— А вот они сейчас вам объяснят. Велено задерживать, которые будут спрашивать.

— Да где Немирович? Что с ним?

Младший дворник наклонился ко мне и шепнул:

— Повешен. На Лисьем Носу. С кспроприятелями попался.

Немирович, архивная крыса, попался с экспроприаторами! Немирович —  самая теоретическая голова во всем Петербурге!

Поистине бытовое явление.

*

Долго я сидел дома. Соскучился. И решил навестить Лидочку, Лидочку Гусеву, «фею кукол», как мы ее называли за миниатюрный рост и кукольное личико.

В коридоре я встретил ее подругу. Забыл, как ее. Черненькая такая. Кажется, Полубояринова.

— А я к Лидочке. Ну, как она? Здесь живет? По-прежнему с вами? И все небось такая же резвушка и вертушка? Помните, как она прокламации какие-то перевозила, героиня этакая маленькая! Сколько я тогда страху за нее натерпелся. Она дома — Лидочка?

— Если вы говорите о Лидии Александровне Гусевой, то она здесь не живет, и адрес ее ни мне, ни моим подругам неизвестен.

— А где-бы мне узнать ее адрес?

— В охранном отделении, в котором она служит.

Лидочка, «фея кукол», в охранном отделении! Милая резвушка, Лидочка —провокатор!..

Поистине бытовое явление.

Отдел «Гиперболы»

Влад. Азов. Цветные стекла. Сатирические рассказы. Библиотека «Сатирикона». СПб.: Издание М. Г. Корнфельда. Типография журнала «Сатирикон» М. Г. Корнфельда, 1911

Добавлено: 30-05-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*