Черепаха, мышка, ворон и серна

Была речка. На одном берегу ее рос густой-густой лес; на другом была полянка, а вокруг деревья и кусты.

На полянке, в маленькой норке жила маленькая мышка. Она была серенькая, с длинным, тонким хвостиком. У мышки в норке было много деток, все маленьких мышат. Мышка-мама очень любила их, согревала, кормила, выводила гулять.

На одном из деревьев жил большой черный ворон, а в речке жила огромная, старая черепаха. Черепаха могла и на земле быть и на воде. Поплавает, поныряет и выйдет на, берег, — на солнышке погреться. На берегу она познакомилась с мышкой, а потом и с вороном, — и стали они все дружить.

Каждый вечер черепаха, мышка и ворон собирались на берегу под кустиком и разговаривали. Мышка рассказывала о своих детках, о том, как трудно ей ухаживать за ними, и какие они все милые. Черепаха рассказывала о том, что она видела в воде, — какие плавают там рыбы, и как они живут. Но всего больше рассказывал ворон, — ведь он мог далеко летать и много видеть.

Ворон рассказывал черепахе и мышке, что за полянкой есть еще речка, потом луга; дальше большой-большой лес, а за лесом деревни, где живут люди. Он звал своих друзей побывать там, но и черепаха и мышка боялись уходить далеко от своей полянки, где им жилось так хорошо. Как бы не обидел кто!

Так они и жили, — веселые, счастливые и дружные.

Вот раз, когда мышка, ворон и черепаха сидели на берегу и тихо беседовали, — послышался какой-то шум на другом берегу речки. Все стали смотреть туда и увидали, что какой-то большой зверь вдруг выскочил из леса, подбежал к речке, бросился в воду и поплыл на их сторону.

Все очень испугались. Мышка убежала в свою норку, ворон взлетел на дерево, а черепаха спряталась в воду.

По речке быстро плыла серна; доплыла до берега и выпрыгнула на него. Она вся дрожала и дышала скоро-скоро, — как будто чего-то испугалась и устала.

Встала серна на берегу, опустила голову и смотрит в воду… А в воде черепаха. Увидала ее серна и стала разглядывать, а черепаха на серну глядит, глаз не спускает. Так молчат они и смотрят друг на друга. Черепаха смотрит на серну, а серна на черепаху… Долго смотрели.

Видит черепаха, что серна не хочет ее обидеть, и говорит:

— Ты, может быть, пить хочешь? Так пей, можно!

Она ведь считала себя хозяйкой речки.

Серна стала пить. Черепаха совсем перестала бояться и вылезла на берег. Стала она спрашивать серну, откуда она прибежала, и что с ней приключилось? Серна стала рассказывать.

Услышала мышка и вышла из своей норки, — тоже стала слушать. И ворон с своего дерева слетел, — видит, что зверь не страшный, что-то интересное рассказывает, а с дерева-то плохо слышно.

Так они все и собрались вместе.

Слушают серну.

Серна рассказала, что жила она в большом лесу, на том берегу, и жила очень хорошо: бегала и прыгала по горкам, которых в том лесу много, — ела сочную травку, пила воду из чистого, холодного ручья, играла с подругами.

Но вдруг пришел в лес человек с ружьем и стал стрелять в птичек; птички падали и умирали. Серне стало так страшно, что она пустилась бежать; сама не зная куда, — все прямо, прямо — и вот прибежала к речке, переплыла ее и очутилась на этой полянке.

— Не знаю теперь, что и делать, — сказала серна, — боюсь домой вернуться!

— А ты живи с нами, — сказала черепаха, здесь люди не ходят. У нас тут так хорошо, так тихо.

И стали все рассказывать серне, как дружно и весело они живут, стали все ее уговаривать остаться с ними.

Согласилась серна и стала жить на полянке.

Теперь уж все четверо сходились по вечерам на берегу речки и рассказывали друг другу, как у каждого прошел день, что видели, что делали.

Только серна все хотела пойти подальше, посмотреть, какой лес на этом берегу, нет ли в нем горок, по которым можно прыгать, не живут ли в нем другие серны, — но друзья не пускали ее.

— Ты не бегай далеко, — говорила черепаха, — это опасно. Вдруг с тобой беда какая случится! Может быть там человек ходит с ружьем? Разве тебе с нами нехорошо?

— Хорошо, — отвечала серна, — да что-то скучно мне… Я люблю бегать далеко-далеко… Люблю прыгать по горам, люблю новые места, а здесь у вас одно и то же…

И стала скучать серна, все больше да больше. Грустная такая стала, плохо ест, все вдаль смотрит.

Ворон жалел серну, мышка смеялась над ней, а черепаха сердилась.

И вот раз вечером сошлись вместе мышка, черепаха и ворон, а серны нет… Стали ждать ее. Нет и нет! Начали беспокоиться, ни о чем и говорить не могут, все по сторонам смотрят, — не бежит ли серна?

Долго, долго ждали, так и не дождались, — не прибежала к ним серна.

— Ну, — сказала черепаха, — с нашей серной должно быть беда случилась! Нам нужно подумать, как помочь ей.

И стали все думать.

— Я придумала, — сказала черепаха: — пусть ворон облетит все поля и луга, осмотрит весь лес и все деревни, — где-нибудь он увидит серну и узнает, что с ней случилось; вернется к нам и расскажет. Тогда уж мы решим, что нам сделать.

Все согласились с этим, и ворон полетел.

Мышка и черепаха остались одни.

Долго ждали они ворона и все грустили о серне, — где-то она, бедная, и что с ней?

Наконец — летит ворон. Его еще издали увидали.

Летит, летит ворон и стал опускаться.

— Ну, что, ну что? — закричали черепаха и мышка, — видел серну? Где она? Что с ней случилось?

А ворон опустился на землю и молчит. Испугались мышка и черепаха.

— В большую беду попала серна, — заговорил, наконец, ворон. Я нашел ее в лесу. Она запуталась в сетях, которые натянул охотник между деревьями. Он оставил в сетях этих дверку, в которую и вбежала серна, но как только вошла она туда, дверка-то и захлопнулась! Пробовала серна вырваться, но сетка сделана из веревок и такая крепкая, что разорвать ее никак нельзя.

Так и сидит теперь там серна, точно к клетке, — бегает, бьется, а вырваться не может! Когда она увидела меня, она очень обрадовалась и все просила помочь ей, сделать что-нибудь, чтобы ей можно было убежать из этого силка.

Мышка и черепаха очень обрадовались, что серна нашлась, что она жива, — но как же ей помочь!

— Давайте держать совет, — сказала черепаха, — что сделать?

Уселись и стали думать.

Придумала мышка.

— Вот что, — сказала она, — пусть ворон опять летит туда, где серна, а я скоро-скоро побегу за ним; прибегу и стану грызть сетку, — у меня зубки острые! Перегрызу веревки, — серна и выскочит, и прибежит к нам сюда.

— Вот хорошо придумала, — сказал ворон, — какая ты, мышка, умная! Ну, я полечу, а ты беги за мной, да только скорее, скорее!

— А я? — сказала черепаха.

— А ты оставайся дома, — сказала мышка, разве ты можешь так скоро бежать, как я? Ты вон как тихо ползешь… Ты нас задержишь, а нам нужно торопиться, — ведь охотник может придти и убить нашу серну.

— Правда, правда, — сказал ворон, ты уж подожди нас здесь.

Вот и отправились. Ворон полетел, мышка побежала.

Ворон летит, мышка бежит, — ворон летит, мышка бежит — и добрались до серны.

Как она была им рада!

Принялась мышка работать своими остренькими зубками и скоро прогрызла такую большую дыру, что серна могла выскочить.

Обрадовались, хотят скорее домой отправиться, — вдруг, смотрят, — черепаха?!

— Ты зачем? — спрашивают.

— Да вот вы какие! Вы думаете, могла я там одна сидеть? — говорит черепаха. — Я ведь беспокоилась… Все думала, — а вдруг и с вами какая-нибудь беда случится? Вот и пошла за мышкой…

— Ах, какая ты, — говорит серна, — нам с мышкой надо теперь скорее бежать отсюда, а ты скоро бегать не можешь; задержишь ты нас и попадем мы все охотнику!

— Ну, скорее, скорее, — кричит ворон, — что-то там чернеется… Не охотник ли? Так и есть! Охотник, охотник!

Все испугались. Мышка и серна бросились бежать, ворон взлетел повыше, а черепаха не знает, что и делать; не может она скоро уйти с этого места, как ни старается!

Подошел охотник, увидал прогрызенную сетку и удивился.

— Был какой-то зверь, — думает, — да ушел. Прогрыз сетку и ушел… Кто же это?

Стал кругом смотреть и увидал черепаху.

— Неужели это черепаха сделала? Вот чудо-го! Я и не знал, что черепаха может сетки грызть. Диковинная черепаха, надо ее взять.

Поднял охотник черепаху и положил ее в охотничью сумку, которая висела у него сбоку на поясе. Сумка эта была сделана из веревочной сетки.

А мышка и серна не убежали далеко, испугались за черепаху. Они спрятались в лесочке и наказали ворону смотреть за охотником и за черепахой.

Увидел ворон, как охотник черепаху в сумку положил, и сказал об этом мышке и серне.

— Вот в какую беду попала наша умная черепаха!

— Нельзя нам домой бежать, — сказала серна, — надо черепаху спасать. Не можем же мы ее так оставить, — ведь она наш друг. Давайте совет держать, — что нам сделать?

И стали думать.

А охотник в это время сел на лужайке отдохнуть.

— Я придумал, — сказал ворон: — надо тебе, мышка, опять прогрызать сумку, как прогрызла сетку серны. Только как же сделать, чтобы охотник снял с себя эту сумку и положил ее на землю, — а сам ушел?

— А вот как, — говорит серна, — я покажусь охотнику издали, — он за мной погонится; я спрячусь, а потом опять покажусь в новом месте; он и станет за мной бегать из стороны в сторону, — устанет, а сумка будет ему мешать, — вот он, может быть, и снимет ее. А ты, ворон, будешь все время летать над охотником, узнаешь, где он сумку сбросит на землю, скажешь об этом мышке. Она побежит и прогрызет сумку, — ну, вот наша черепаха и выйдет из нее.

Всем это понравилось.

— Умная ты, серна, — сказал ворон, — хорошо придумала.

И стал ворон летать над охотником, смотреть, что он будет делать.

Серна показалась охотнику. Он вскочил и побежал за нею. Она спряталась, потом опять показалась, только уж в другом месте, — охотник и туда бросился. И стала серна бегать то вправо, то влево, то в одну сторону, то в другую, а охотник все бегал за нею; сумка качалась и пребольно била его каждый раз в бок, — хлоп! хлоп!

Рассердился охотник и сбросил сумку на землю.

А ворон, который все летал над охотником, увидал, куда он сумку сбросил, — и сказал мышке. Мышка подбежала к сумке, — и давай ее грызть! Грызла, грызла и прогрызла такую дыру, через которую черепаха могла вылезти.

Вылезла черепаха сконфуженная, молчит… Спряталась за кустиком; мышка около нее притаилась. Скоро и серна, к ним прибежала, ворон сказал ей, что черепаха из сумки вышла и сидит с мышкой под кустиком, и кустик ей показал.

Спрятались. Ждут, что будет. Ворон за охотником следит.

А охотник не видит больше серны и не знает, где ее искать. Устал, хочет домой идти.

Пошел к тому месту, где сумку сбросил, думает хоть черепаху-то домой взять, — и вдруг видит: лежит сумка пустая, один бок прогрызен, черепахи нет…

— Что за чудо! Опять черепаха сетку прогрызла! Вот диковинная черепаха!

Испугался охотник.

— Как все странно, — думает: — черепаха сетки грызет, серна то покажется, то спрячется, над головой все черный ворон летает… Должно быть этот лес заколдованный, волшебный лес, — лучше уйти отсюда поскорее! Никогда больше сюда не приду.

Оставил сумку на траве и ушел.

А черепаха, мышка, ворон и серна посмеялись над охотником и спокойно отправились домой.

Вернулись и зажили по-прежнему — мирно, весело и дружно.

Должно быть и сейчас живут на берегу той речки.

М. Свентицкая. Черепаха, мышка, ворон и серна. Картинки В. Ватагина. М.: Издание Г.Ф. Мириманова. Типография «Пролетарий у Руля», 1925

Добавлено: 13-10-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*