Чудовище (Рассказ для детей)

Мы жили с бабушкой в деревне и зиму, и лето. Мне было в это время лет девять. Вот как-то раз вечером заходит на кухню к нам странник и просит оставить его ночевать. А с ним быль мальчик, моих же лет. Оба они с дороги устали; одеты они были в какие-то лохмотья.

Бабушка и говорит:

— Ну, что-ж, оставайтесь, отдохните.

Ночевали странники у нас, а на утро наша кухарка пришла и говорит:

— А ведь у нас мужик-то прохожий заболел. Говорит, — голова у него болит; просит остаться еще на день и на ночь.

Подумала-подумала бабушка и говорит:

— Что-ж, пускай остаются еще ночь, отдохнуть немного.

Ночью меня вдруг разбудила невероятная суматоха в доме. Я вскочил, как встрепанный. Смотрю, — в комнате светло, как днем. Бабушка ходит по комнате и крестится.

— Вставай, Шура — говорит, — наказал нас Господь: пожар у нас. Горит наша баня.

Я живо оделся, и мы с бабушкой вышли на двор. Баня стояла вдали от нашего флигеля. Народ суетился, бегал с баграми, с ведрами; кругом кричали, вздыхали, охали.

Мы отошли в сторону, а бабушка все плакала и крестилась.

Вдруг прибегает к нам кухарка и говорит со слезами на глазах:

— Матушка — барыня, грех-то какой случился?.. Господи!..

— Что такое? — спрашивает бабушка.

— Вошла я к вам в комнату, а наш странник там. В руке-то у него топор да лом. И ломает он ваш комод. Я, было, закричала, а он на меня и замахнулся топором. Обезумела я и бросилась к вам…

Побледнела бабушка, подозвала нашего старосту, и мы все быстро вошли в наш флигель. Двери были распахнуты настежь. Одно окно разбито и тоже раскрыто. В бабушкиной комнате на полу лежали топор и лом; крышка комода вся была изрублена в куски.

Бабушка бросилась к комоду и схватилась за голову.

В комоде все было перерыто, взбудоражено, и шкатулки, где у бабушки лежали деньги, не было.

— Задержите скорее того… мужика!.. — крикнула бабушка.

Староста и кое-кто из наших рабочих бросились искать его на кухне, во дворе, но странника нигде не было. Его и след простыл.

— Значить, все это сделал он, — сказала бабушка, — нарочно поджег баню; поднялась суматоха, а он воспользовался этим и унес мою шкатулку.

Вдруг в комнату ворвался староста и крикнул:

— Ось, барыня!.. — парнишку его я в кустах поймал!.. Вот он!..

И староста подтащил за руки маленького мальчугана.

— Где твой отец, Вася? — спросила бабушка.

Мальчик плакал только и утирал руками глаза.

— Ну, говори же, где отец? А?..

— Не знаю, — пробормотал мальчик и заплакал горше прежнего.

Так от него ничего и не добились и оставили его в покое. В эту ночь мы долго не ложились спать и все толковали о нашем несчатьи. Брошенного мальчика мы оставили у себя и устроили его на кухне. Бабушке его было ужасно жалко.

Но слушайте, что произошло через месяца два после того.

Прибегает как-то раз ко мне мой товарищ по играм, Антошка, одних со мною лет, и говорит:

— А слышь… Чудеса-то у нас какие?

— Ну, — спрашиваю, — что такое?

— А чудовище у нас появилось на старой мельнице.

Мне стало страшно, а я все-таки спрашиваю:

— Расскажи толком, какое такое чудовище?

Антошка мне и говорит:

— А помнишь, пожар у вас был! Поджег тот странник да и пропал. Я знаю, куда он пропал.

Он утопился.

Я вздрогнул от ужаса, а Антошка продолжал:

— Верно тебе говорю. Пойдем-ка на мельницу. Там привиденье его живет!..

Мне было страшно, но не хотелось перед Антошкой трусом показаться, — вот мы и побежали с ним к мельнице. А уж вечер был.

Мельница была старая, полуразваленная. Мы часто бегали туда, играли там в прятки. Вошли мы во двор, потом в избу. Антошка и говорит:

— Вот здесь, сказывают, он клад зарыл.

— Кто? — спрашиваю я, а сам от страха весь дрожу.

— А странник тот…

Вдруг что-то загремело, затрещало; кто-то закричал на нас во весь голос… Мы бросились вон из избы. Антошка успел выскочить на двор, а я зацепился за что-то и упал на землю.

Чьи-то сильные руки схватили меня и подняли на ноги.

Я оглянулся. Передо мною стоял высокий мужик, взлохмаченный, страшный, в старом, сильно поношенном зипуне. Я вгляделся в него и вдруг задрожал всем телом. Это был наш странник, который поджег нас.

А он положил мне руку на плечо и сказал:

— Барчуки!.. Смотри, молчи… никому слова не говори, что видел меня здесь. Смотри, не то я тебе задам…

Но я не слушал его. Я вырвался от него, закричал во весь голос и выбежал вон. Антошка меня уже дожидался у ворот. Мы бросились бежать со всех ног от мельницы через наш сад домой.

Бабушка сидела на балконе за чаем. Она испугалась страшно, — такой я был встревоженный, бледный.

— Что с тобой? Что случилось? — спросила она…

Но ни я, ни Антошка слова не могли ей сказать. До сих пор еще страх наш не прошел. Бабушка насилу усадила меня за чай и сказала:

— Успокойся, Шура, и потом расскажи толком, что это с тобой случилось?..

Но в это время кто-то вышел из чащи сада и медленно стал подходить к балкону.

— Кто это? — спросила бабушка.

— Он, он! — в ужасе закричал я. — Тот страшный… который поджег нас… Мужик-странник! Он убьет меня, бабушка, убьет!..

А мужик подошел к самому балкону, положил на землю какой-то сверток в красном платке и повалился бабушке в ноги:

— Матушка-барыня, — заговорил он, — прости ты меня Христа ради… Вот и шкатулка твоя, и деньги в ней все целехоньки… Не гневись, что на такое злое дело я пошел… Каюсь я перед тобою, как перед Богом!.. Верни мне только парнишку моего, Ваську… Исстрадался я, заскучал по нем… Тошно мне стало жить без него. Дай мне его повидать, а там делай со мной, что хочешь…

Бабушка сама перепугалась не меньше меня и велела кликнуть Ваську. И когда наш страшный странник увидел сына, он обхватил его своими грубыми, мозолистыми руками, он обнял его и целовал его, и гладил, а сам плакал, как ребенок.

Он остался жить у нас вместе с Васькой, который привык ко всем нам за это время. И до сих пор еще живут они у нас оба.

Что сердце говорит. Рассказы и сказки для младшего возраста А. А. Федорова-Давыдова. Рисунки Р. Шнейдера и В. Спасского. Третье издание. М.: Издание А. Д. Ступина. Типо-Литография «Печатник», 1912

Добавлено: 26-02-2019

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*