Дары луны

Капризная Луна в тот тихий час,
Когда в своей ты колыбельке спала,
В твое окно взглянула и сказала:
«Мне эта девочка по мысли»…
                                               И, спустись
По облачкам, дремавшим безмятежно,
Проникла внутрь без шума. Кротко, нежно,
Как-будто мать, простерлась над тобой
И на тебе свои сгустила краски:
Позеленев, раскрылись странно глазки,
Покрылись щеки смертной белизной…
И оттого-то, что в порыве ласки
Ночная гостья сладко так взяла
Тебя за горло, навсегда осталось
Желанье плакать у тебя…
                                        А мгла,
Меж тем, вокруг чудесно озарялась.
По спальне свет струился голубой,
Какой-то яд лучистый и живой, —
И думал он, и говорил, казалось:
— «Отныне ты — моя!.. Мой поцелуй хранить
Должна ты вечно. Будешь ты прекрасна,
Но так, как я хочу. Ты станешь то любить,
      Что мне покорно и подвластно:

«Ночь, облака… безлюдье, тишину…
Блеск изумрудный вод, с краями неба слитых,
Однообразную в богатстве форм волну,
      Немой простор степей открытых.

«Места, где нет тебя; мужчин, которых ты
Лишь смутно будешь знать, как грезу сновиденья;
Нездешних климатов огромные цветы,
      Их запах, полный раздраженья.

«Во мраке спящий дом, ряд комнат в глубине
И кошек, лазящих по клавишам пьянина,
Подобно женщинам стеная в тишине
      В припадке сумрачная сплина…

«И братьев ты найдешь в собратьях по судьбе,
Любима будешь ты моими лишь друзьями:
Ты покоришь мужчин с зелеными глазами,
      Которым горло я сдавила, как тебе.

«Тех, для кого в ночи лепечет и блистает
Прибрежная волна и дальняя звезда,
Кто любит женщину которой никогда.
      До двери гроба не познает.

«Кому так по-сердцу игра ночных теней,
Блужданье огоньков по кладбищам унылым,
Цветы, подобные неведомым кадилам,
      И звери дикие, эмблема их страстей».

— И вот зачем, дитя, погибшее дитя,
      Моя голубка дорогая,
Я здесь, у ног твоих лежу теперь, грустя,
Ища в глазах твоих, во всей тебе, родная,
Следов, оставленных ужасным божеством,
Колдуньей-мамкою, в тьме ночей бесшумных
Отравленным кормящей молоком
      Всех, всех лунатиков безумных!..

Примечание переводчика.
I. Les bienfaits de la Lune.
В подлиннике это, собственно, стихотворение в прозе — из известной книги Бодлэра «Petits poèmes en prose». Французский поэт, как единогласно признают все его критики, был таким удивительным мастером прозы, что под его рукой она звучала нередко лучше стихов, и лишь с помощью рифм переводчик надеялся передать на русском языке эту упоительную и вместе страшную музыку.

La Lune, qui est le caprice même, regarda par la fenêtre
Que tu dormais dans ton berceau
Et se dit: «Cet enfant me plait».
Et elle descendit moelleusement son escalier de nuages
Et passa sans bruit à travers les vitres. Puis
Elle s’étendit sur toi avec la tendresse souple d’une mère,
Et elle déposa ses couleurs sur ta face.
Tes prunelles en sont restées vertes,
Et tes joues extraordinairement pâles.

Отдел «Сплин и идеал». Стих I.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Издание Товарищества «Общественная Польза», 1909

Добавлено: 15-01-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*