Десятая симфония Д. Шостаковича

Хобарту Эрлу

Как черная ворочается бездна,
Рождая раскаленный добела
Звук, что минуя все, что нам известно,
Вонзается в сознанье, как игла!
Мучительный, трагический вопрос,
(ответа быть не может…) Вопрошая,
Живешь, свой голос в мире утверждая,
И сам себя в страданье перерос.
Звук поднимается все выше, выше,
Он небесам в покое быть не даст…
Какое ликованье я услышу!
Какой откроется мне боли пласт! …
Вот молотилка, страшная, большая
(о, нам, ещё живым – не угрожай!)
Тела кромсая, головы срезая,
Кровавый убирает урожай.
В ней словно бы космическая сила
Всё перемелет, уничтожит, съест!
Покуда речь с трибун звучит постыло,
Покуда в страхе жить не надоест.
О, партия, твой голос в партитуре
Убийственно грохочущая медь!
Но ты, стоящий посредине бури,
Всему тишайшим голосом ответь…
Вот голос птицы – вписан в закорючки
На нотном стане… Что за тишина
В лесу, что по ту сторону колючки!
(Быть может – им она на миг слышна…)
Ах, лишь у птицы – голос человечин!
Что ей – какой там на флагштоке флаг?
Неведомы Освенцима ей печи –
Как и соседствующий с ней Гулаг…
О, жившие тогда (как бы в прицеле
Одическом – на всех поставлен крест)!
Мы выжили. Но мы – не уцелели…
Людьми остались. Ну а душу ест
Вина за то, что все-таки не те мы,
Какими быть могли б, когда бы страх не тряс.
… И вот в финале – вы сошлись, две темы:
машина смерти и народный пляс.
Кто там ещё – о личности взывает?
Вот где, увы, на самом деле жуть.
Всеобщее веселье убивает…
Да, живы мы.
Но разве в этом – суть?

Междуречье. Альманах. Выпуск третий. Дружковка: Литературная ассоциация «Современник». Издательство «Офсет», 2004

Ред. Хабарт Эрл — главный дирижер Национального одесского филармонического оркестра.

Добавлено: 07-01-2022

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*