Девушка вольной страны

I.

Мисс Диана Грей была истой дочерью свободной, энергичной, деятельной страны — Австралии. Шестнадцати лет отроду она была самостоятельна, опытна, осторожна и ни перед чем не опускала рук в отчаянии. То была подвижная, сильная натура, которая не знала и не хотела знать никаких преград и затруднений, раз она стремилась к намеченной ею цели.

Если Америка выставляет напоказ свою деятельность, энергию и предприимчивость, то она все же во многом уступает Австралии, где работоспособность и предприимчивость людей нисколько не меньше, но вдобавок к этому люди там больше делают, чем говорят, не крича на весь мир о своей энергии и успехах.

Как-то весной мисс Диана Грей отправилась верхом погостить к своей подруге Клэр Беренс, дочери простого стрелочника на Мельбурнской линии.

Ехать Диане пришлось около пяти миль, но для нее это было сущим пустяком.

Повидав подругу, девушка хотела в тот же вечер вернуться обратно; но это не удалось ей, потому что к ночи собралась гроза, сопровождаемая страшным ураганом и ливнем.

Всю ночь обе девушки не могли заснуть спокойно; гроза и ураган слишком подняли их нервы.

Около пяти часов утра дядя Беренс получил депешу: «Путь вблизи Грэт-Лэнда размыт; предупредить экспресс № 18».

Нужно было предупредить предыдущий сторожевой пункт, и Беренс сделал это. Но несколько минут спустя, он получил уведомление, которое как громом поразило его: «Экспресс № 18 вышел; примите меры»…

Это легко было сказать, но исполнить — немыслимо…

Ужас охватил старика Беренса, и в отчаянии он воскликнул, схватившись за голову обеими руками:

— Несчастия предупредить невозможно!… Я сигнализирую им, но это не поведет ни к чему: экспресс идет с бешеной скоростью… Ему некогда разбирать пути… Это вирная гибель… Какой ужас! Путь размыт в одной миле от нас, у моста перед тоннелем!..

Оби девушки с молчаливым ужасом слушали его, беспомощно переглядываясь друг с другом.

— Слушайте, — сказала вдруг Диана, — я помчусь верхом навстречу экспрессу… Все же я выгадаю несколько минут и предупрежу сигналом об опасности…

Глаза Беренса радостно вспыхнули.

— Это идея, мисс Диа! — сказал он. — Но только скорее… не мешкайте ни минуты!.. Помоги вам Бог, мисс Диа!..

— Послушайте, — быстро проговорила Диана дрожащим от волнения голосом, спешно застегивая перчатки и подкалывая платье, — я помню, что здесь линия делает крутой изгиб… Если я возьму наперерез, то могу выгадать время!..

— Все равно!.. Ради Бога, мисс Диа, не медлите!.. Каждая минута дорога!..

Но Диана была уже на дворе. Она быстро отвязала повод оседланной лошади, вскочила на седло, и гибкий хлыст свистнул в воздухе.

Лошадь сгоряча взвилась на дыбы и стрелой вынеслась из ворот на дорогу…

 

II.

Это была бешеная скачка!.. И скачка эта овладела и конем и наездницей. Их обоих точно что связало, — какое-то молчаливое стремление вперед, и они мчались вихрем, не разбирая пути. А в такие мгновения преодолеваются непосильные трудности, и нет ничего неисполнимого… Это чувство подобно какому-то опьянению. И мисс Диана тоже ясно ощущала, что у нее словно кружится голова, и, глядя вперед, она как будто не верила своим глазам и внутренно переспрашивала себя, — действительно ли все происходить так, как это ей сейчас кажется; не сон ли это?..

Дорога внезапно оборвалась обрывом; здесь шел бурный, пенящийся поток, размывший дорогу…

Но ни на мгновение не раздумывал добрый конь; он птицей взвился над потоком, и вдруг погрузился в воду… Шум воды, мириады брызг; что-то холодное охватило девушку, и в лицо ей хлестнула взметнувшаяся кверху волна…

Но уже конь вынырнул из воды и теперь с удвоенной энергией плыл через поток. Диана сидела, словно замерев на седле, крепко стиснув губы и сдвинув брови…

—————

О, как быстро летит время и как медленно подвигаются они вперед!.. Конечно, они опоздают предупредить этот сумасшедший экспресс, мчащийся навстречу своей верной гибели…

Диана нервно дергает поводья, — она знает, что удила раздражают лошадь, и та тоже нервничает, фыркает, прижимает уши к голове, и сердито встряхивает головой; но Диане этого именно и хочется…

Как ужаленный, вырывается конь на противоположный берег, весь мокрый, едва дыша. Но Диана не дает, не может, не смеет дать ему опомниться…

И гибкий хлыст со свистом разрезает воздух и жгучей полосой опоясывает брюхо лошади… Она вздрагивает всем телом, вся сжимается в комок и выносится вперед с бешеной, удвоенной силой… Там не могут ждать… Там ждет беда, неминуемое горе; ждет своих жертв неумолимая смерть…

— Вперед!.. Хоть умереть самой, но надо попытаться спасти их, тех, которые и не подозревают, что за ужас ожидает их впереди…

—————

Впереди — равнина… Солнце низко над горизонтом; оно кутается в темные обрывки грозовой тучи, словно ему самому тяжело видеть налетающую катастрофу… Двумя стальными сверкающими змеями извиваются бесконечные рельсы — чем дальше, тем ближе сходясь друг с другом… Вдали дымок… сперва клуб, потом целая лента… Это он — сейчас крохотный, но в нем так много горя, страданий и бессильных слез… Успеет ли машинист остановить во-время экспресс?..

Диана на всем скаку срывает с себя пунцовую жакетку и высоко поднимает ее над головой…

Лошадь храпит, дышит с трудом; но теперь ею тоже овладел какой-то экстаз, и ее невозможно остановить никакими силами. Она как будто поняла, в чем дело, и забыла обо всем, видя перед собой что-то иное, страшное, к чему ее влечет какое-то внутреннее чувство…

Диана вне себя… Она машет пунцовым жакетом, но ей кажется, что ее никто не видит, никто не замечает…

Экспресс растет в ее глазах незаметно, но быстро и значительно… Расстояние между ними все сокращается и сокращается… Вот он сейчас пролетит мимо нее, и тогда все кончено…

Экспресс дает тревожный свисток и, вздрогнув всем своим стальным телом, замирает на месте… Какой-то человек в кожаной куртки спрыгивает на землю с паровоза и бросается к Диане…

— Что случилось?..

— Там… за тоннелем путь размыт… — прерывающимся от волнения и от бешеной скачки голосом говорит Диана.

Она уже вся как-то ослабела и опустилась… Дело сделано; остальное обойдется без нее. Она чувствует себя совершенно разбитой, все же легко вспрыгивает на седло…

— Послушайте, миледи, — слышит она за собою голос…

Но она даже не оборачивается, дергает поводья и легко касается кончиком хлыста своего коня…

И, уносясь прочь от призрака ужаса на простор необъятных, вольных степей, она отчетливо слышит за собой громкие возгласы пассажиров, их рукоплескания… Но она не оборачивается даже, и пускает коня галопом.

Что она могла сделать, то она должна была сделать для других, и она так и поступила… Пусть и другие поступают так же…

— Вперед!..

Вешний поток. Рассказы и очерки А. А. Федорова-Давыдова. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 24-02-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*