Долг платежом красен

За деревней, на высоком берегу быстрой речки, стояла полусгнившая, развалившаяся мельница. Люди почти не заглядывали туда, и потому там пышно разрослись яркие полевые цветы и густая зелень, в которой водилось множество зверюшек и птиц. В один прекрасный день, под развалиной, в уютной, выложенной травой ямке поселился хорек; маленький хищник вскоре сделался грозой всей местности: он нападал на все живое и умел отыскивать любого зверька. Его тоненькая гибкая фигурка со светлыми глазками и беленькими зубками проскальзывала в самые узкие щели, острые когти ловко цеплялись за стволы деревьев, он отлично плавал и бегал. С этими качествами нашему молодцу жилось тепло и сытно.

По соседству с хорьком жил маленький ежик, предобродушнейшее существо; его приветливая острая мордочка мило выглядывала из колючего панциря, и он часто говорил другим зверькам: «Братцы, не трогайте меня! Я всех люблю и никому зла не сделаю: вы видите, какой я маленький и беспомощный!»

Правда, с мышами, насекомыми и змеями ежик вел ожесточенную войну, за то со всеми другими, даже с хорьком, он жил в ладах.

— Пойдем в рощу гулять! — звал хорь ежа.

— Нет, спасибо, днем мне плохое гулянье, вечером, если желаешь, с удовольствием: днем я люблю поспать!

Вечером соседи пошли в деревню: еж ловит мышей, хорь душить кур.

Дивится еж товарищу, уж очень смешно тот ходит, вьется, как угорь, между кустарников, то присядет на задние лапки, то, как кошка, выгнет дугой спинку, то обнюхает землю.

Пришли на двор к крестьянину. Мышей там водилось видимо-невидимо; еж стал охотиться за ними, а приятель его шмыгнул в курятник. Прошло довольно долгое время. Наевшись мышей, еж пошел за хорем; каково же было его удивление, когда он увидел штук пятнадцать задушенных кур и корзинку высосанных яиц.

— Зачем ты всех передушил? Ведь ты и одною бы насытился.

— А ты разве не знаешь, что мое любимое занятие — душить все живое!

Еж только поморщился от такого ответа.

— Не хочешь ли закусить жирной полевкой? — обратился с самым невинным видом хорь к ежу.

— Пожалуй!

— Так вот влезь в эту мышеловку и сиди смирно, через две — три минуты туда наверное вбежит одна из них.

Не успел доверчивый ежик дотронуться до кусочка сала в мышеловке, как дверцы прихлопнулись и он очутился со всех сторон взаперти.

— Выпусти меня, пожалуйста! — взмолился он.

— Ну нет, приятель! Дурак я, что ли? Завтра придет мужик, увидит тебя, подумает, что ты задушил его кур, убьет тебя и купит новых птиц, а мне это и нужно. — Хитрец выскочил из курятника, радуясь злой шутке, которую он сыграл с ежом.

На заре в курятник зашел хозяин: при виде задушенных кур, раздавленных яиц и мирно спящего в мышеловке ежа, он так рассердился, что сейчас же хотел убить виновника своего несчастья.

— Погоди! Заплатишь ты мне за свою кровожадность! А я еще подумал на хорька… ишь, смиренник, как сидит! Постой, позабудешь ты дорогу ко мне. — И мужик, раскрыв дверцы, схватил насмерть перепуганного зверька, но тот, свернувшись клубочком, как-то нечаянно выскользнул из рук рассерженного крестьянина и — давай Бог ноги.

Не доходя до дому, еж увидел хорька, сидящего, как ни в чем не бывало, на берегу; хорь ловил в стоячей воде больших раков и тут же с аппетитом съедал их. Еж молча прошел мимо, но хорек его заметил и закричал ему вдогонку:

— Что же ты, сосед, не расскажешь, как тебе спалось на новом месте. Должно быть хорошо?

— Не твое дело! — огрызнулся еж.

* * *

Через несколько дней к ежу опять забежал хорь.

— Пойдем в лес, там, говорят, большие змеи завелись.

Еж был не злопамятен, притом закуска казалась заманчивой, и он, недолго думая, пошел с хорьком.

Пришли они к большому, старому, обросшему пню; на влажном мху, греясь на солнце, лежала змея гадюка. Как только приятели ее увидели, хорек юркнул в дупло, еж же, опустив голову и притопывая ногами, пошел на врага.

Гадюка развернулась и, грозно шипя, выставила ядовитые зубы. С раскрытой пастью бросилась она на своего врага, но тот свернулся колючим шариком, — змея только уколола язык об его иглы. Между ними завязалась отчаянная борьба: гадюка несколько раз жалила ежа в губы и язык, еж, не обращая на укусы внимания, продолжал нападать на нее и вдруг с ловкостью, которую трудно было ожидать от его неуклюжей ежевой фигурки, схватил голову змеи и раздавил ее.

Только он успел это сделать, из дупла выскочил хорь.

— Бедняжка, как она искусала тебя! — сказал он участливо. — Сядь сюда, отдохни немного, а я пока осмотрю ее гнездо, нет ли там детенышей.

Еж принялся старательно зализывать раны, а хорек принялся за гадюку.

— Прощай, брат; спасибо за вкусный обед. В другой раз не откажи! — крикнул он уходя.

— Ах, разбойник! — захрюкал обиженный зверек, — даже хвостика мне не оставил! Погоди, вперед буду умнее.

Прошло немного времени; сидит хорек на задних лапках и дразнит товарища.

— А что, приятель, ведь славно ты схватил гадюку зубами, так голова и захрустела, да и тебе здорово досталось…

Не успел хорек кончить свои насмешки, как на него стрелой опустился ястреб. Вонзив свои острые когти ему в мягкую спину, ястреб поднялся с ним высоко-высоко в облака.

— Радуйтесь, радуйтесь! — запищали птички: — нет больше злодея-хорька!

В один миг из травы выбежали зайцы, из дупел выглянули белочки, явились и кролики, и курочки; одни мыши боязливо выглядывали из норок, гневно косясь на ежа.

Вдруг на землю шлепнулось что-то тяжелое, все в ужасе разбежались, только ежик, свернувшись, остался. Каково же было его изумление, когда он увидел хорька, теребившего громадного ястреба!

— А вы уже обрадовались, думаете, пропал наш хорек. Нет, брат, меня не скоро изведешь; он меня за спину держит, а я зубами хвать его и жилу перекусил, голубчик сразу и пошел книзу, даже жалость взяла.

— Дай мне кусочек, ведь он большой — обоим хватит, — попросил еж.

— Не подходи, не подходи! Не смей трогать! — завизжал жадный хорь.

— Ладно, и ты ко мне не приставай, — ответил еж и пошел прочь.

— Ступай прямо на полянку под березкой, там я видел много жуков и гусениц; смотри, не все съешь и мне оставь! — закричал ему вдогонку хорек.

— Быть может, он правду говорит, — подумал еж. У него даже слюнки потекли от таких лакомств, и, не глядя под ноги, он побежал к указанному месту; но только он вступил под заветную березку, как с ужасом почувствовал, что попал в ловушку.

Сидит в ней горемычный и оплакивает свою погубленную жизнь, а тут еще насмешник-хорек юлит:

— Что, куманек, как тебе нравится новая квартира? Не правда ли лучше, чем под развалинами? А червячки, — что за вкус! Отведал ли ты хоть как следует их?

— А это что? — перебил сам себя хорек, заметив невиданный им прежде предмет. Любопытство у него было сильное. — «Эй, что это такое? Вот так мудреная штука, надо ее непременно обнюхать! Толкнуть разве лапкой?» — Едва он это сделал, как завизжал не своим голосом.

— Я не могу вытащить свою правую лапку, ах! Я погиб, погиб!

В это время к капкану подошел охотник.

— Вот тебя-то, дружище, я давно ищу! Не мало ты у меня передушил кур и уток, посмотрим, нет ли и в другой ловушке такого же разбойника? — сказал охотник и подошел к ловушке.

— Хе, да никак еж! Ну, ты, приятель, мне не нужен, пойди, гуляй себе на воле.

— С этими словами охотник выпустил ежа, а хорьку связал крепко лапки, положил его в мешок и отправился домой.

С исчезновением общего врага ожил берег: в густой траве поселились зайцы и забегали ящерички; рыбкам неоткуда было ждать нападения, и они целыми днями играли на поверхности воды; на ветках запели птицы, запрыгали белочки, а под старой мельницей, в хорьковой норе, поселился крот.

Ручеек. Рассказы для детей из естественной истории и детской жизни. А. Б. Хвольсон. Пятое, просмотренное автором, издание. С 60 рисунками М. Михайлова и др. СПб.: Издание А. Ф. Девриена. Типография Тренке и Фюсно, 1913

Добавлено: 07-03-2021

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*