Дуняша

I.

Быстро тучи проносилися
Темносинею грядой,
Избы снегом запушилися:
Был морозец молодой.
Занесла кругом метелица
Все дороги и следы…
Из колодца красна девица
Достает себе воды, —
Достает и озирается
Молодешенька кругом,
А водица колыхается,
Позадернутая льдом…
Постояла чернобровая,
Коромысло подняла
И свою шубейку новую
Чуть водой не залила.
Вдоль по улице, как павушка,
Красна-девица идет,
А на встречу ей Иванушка
Показался из ворот;
И, взглянув ей в очи ясные,
Тихо молвил на пути:
— Бог на помощь, девка красная,
Дай мне ведра понести! —
Вдруг, ведерочки дубовые
Стал Ванюша подымать
И с улыбкой чернобровую
Обнимать и целовать.
Поцелуем красна-девица
Заглушила поцелуй…
Разгуляйся ты, метелица,
Ветер в сторону подуй!..

—–

Долго, долго перед хатою
Ваня радостный стоял
И в мечтах своих женатую
Жизнь такую рисовал:
«Как женюсь, то избу новую
Справлю нынешней весной,
Все отдам рубли-целковые
До копеечки одной;
Чтоб жила, не знала милая
Ни печали ни нужды —
Я возьмуся с новой силою
За крестьянские труды.
Год от году по монеточке
Накоплю я их опять.
Там, глядишь, пойдут и деточки, —
Пусть за ними ходит мать,
Пусть родная утешается
В годы старости своей…
А когда она скончается,
Сами вынянчим детей.
Мальчуганов отдам в школу я,
A девчонки-то и так»…
Вот какую жизнь веселую
Рисовал себе бедняк.

II.

Ой, ты, удаль молодецкая!
Ой, холодная зима! —
Зазнобила дочь отецкая,
Свела молодца с ума.
Для чего она родилася
Краля-кралечка лицом
И зачем сошлась-слюбилася
С разудалым молодцом?
У нее ли есть богатые
И наряды и казна,
А у молодца за хатою
Лишь соха да борона.
На дворе у ней скотинушка
И всего полным-полно,
У него ж нужда-кручинушка,
Горе-горькое одно!

III.

Столбовой большой дорогою
Тихо тащится обоз.
Над сторонкою убогою
Затрещал сильней мороз.
И как песня многодумная,
Песня грустная моя,
Загудела вьюга шумная
И окутала поля.
Ходят, словно угорелые,
По деревням мужики
И, скучая сутки целые,
Наполняют кабаки.

—–

Эх, не даром в песне сказано:
«Не кручинну в горе быть,
Горе лыком перевязано,
А и в горе надо жить».
К бедняку ж оно привяжется —
Так ворота растворяй…
Вот и Ваня с ним ватажится:
— «Целовальник, наливай! —
Он кричит, и все рублевики
Вынимает на показ. —
Ой, вы, милые соколики,
Хоронил я долго вас, —
Ведь трудами добывалися
Вы по гривенке одной,
И на свадьбу припасалися;
Свадьбы нет, — так пир горой!»
И гуляет с ним до зорюшки
Деревенский бедный люд.
Над Иваном злое горюшко
Потешается и тут.
Словно с другом обнимается,
Вместе пляшет трепака,
И поет, и заливается
По средине кабака.

IV.

Вот уж верба распушается.
Солнце светит веселей…
Над деревней подымается
С криком стадо журавлей.
Раздается в отдалении
Громкий звон колоколов…
В доме Дуни слышно пение,
Топот пьяных мужиков.
Пир, что море разливанное,
Весел староста, а дочь
За столом сидит печальная
И угрюмая, как ночь.
Из груди ее рыдание
Вырывается порой,
И чуть слышно причитание
Под узорчатой фатой.
«Ты прости-прощай гуляньице,
Радость прежняя моя,
Во неволе с гореваньица
Как цветок увяну я…
Ох, весной сухому деревцу
Не расти, не расцветать,
С старым мужем красной-девице
Только плакать да вздыхать!»
Причитает чернобровая,
Утираючись платком.
Вдруг, раскрылась дверь дубовая,
И вослед за женихом
Ваня твердою походкою
Шел в толпе, и на ходу
Молвил: «Ворона с лебедкою,
Хоть умру, а разведу!»
Нож сверкнул в руке, кидается
Он на старого, и вмиг,
Пораженный в сердце, валится
Дружкам на руки жених.
Вся толпа заволновалася,
A невеста от стола
К добру-молодцу бросалася
И в объятьях замерла.
Но едва девицу милую
Он успел поцеловать,
Как ему со всею силою
Стали рученьки вязать.

V.

Жарко солнце разливается
На раздольные поля,
Как невеста разряжается,
Оживленная земля.
Словно бархатом оделися
Все кусточки и леса,
И над ними разносилися
Божьих птичек голоса.
Уж крестьяне сохи, бороны
Стали весело справлять,
И на все четыре стороны
Горстью зернышки бросать.
Пашня черная виднеется
По приволжскими берегами,
А за Волгою белеется
На пригорке Божий храм.
В храме сладостное пение,
Посредине белый гроб,
И в убогом облачении
Деревенский старый поп;
В гробе Дунюшка покойная
Спит, покрытая парчой,
И слышна молитва стройная:
«Со святыми упокой!»

Поэзия труда и горя. Новое собрание стихотворений С. Д. Дрожжина. С портретом автора и указателем статей о его произведениях, составленным И. Горбуновым-Посадовым. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1901

Добавлено: 07-05-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*