Дядя

На лето детский дом, где жили одни дошкольники, переехал в деревню.

Раз дети, взяв большой мешок, пошли с тетей Маней в лес за шишками.

Пришли в лес. Шишек в нем было много, много. Все бросились их собирать. Набирали полные корзины и несли к тете Мане, а она высыпала шишки в мешок.

Каждый раз дети смотрели, много ли в мешке шишек и сколько еще надо набрать, чтобы он был полный. Но мешок наполнялся быстро.

Вдруг маленький Шурка закричал:

— Идите, идите, сюда кто-то бежит!

На крик Шуры сбежались.

— Где? Кто бежит? Что ты кричал? — спрашивают дети.

— Да вот тут, по дорожке шел, маленький… — говорил Шура.

Дети стали искать и нашли ежа. Только он не шел, а лежал, свернувшись клубком, колючий.

— Ежик, ежик! — говорили дети. — Надо и его взять. Пусть у нас в доме живет.

Но взять ежика было трудно. Попробует кто-нибудь из малышей, протянет руку и тотчас крикнет: «Ай, колется!» — и отдернет руку.

Стоят дети вокруг ежика и не знают, что делать. А ежик лежит неподвижно, шариком, во все стороны иголочки свои выставил.

Подошла Марья Николаевна, узнала в чем дело, и посоветовала шапкой ежа накрыть и в шапке поднять. Так и сделали: Шурик снял шапку, накрыл ею ежа, поднял шапку вместе с ежом и решил тотчас же снести его домой. Но дети боялись, что ежик из шапки выскочит и убежит.

— Мы вот что сделаем, — сказала Марья Николаевна, — мы ежика так в шапке и положим в мешок. Там воздуха много, он не задохнется. А мешок все по очереди понесем.

— Да он уколется о шишки-то!..

— Не бойтесь, ничего с ним не случится.

Положили ежика в шапке в мешок и весело потащили в дом.

Принесли, поставили мешок посреди комнаты, хотели вынуть ежика, —  смотрят, а его сверху нет. Искать в мешке, рыться в шишках боятся. Взяли да и опрокинули мешок, стали вытряхивать шишки; они раскатились по всему полу, потом вывалилась Шурина шапка, но ежика в ней не было… Где же ежик? А вот и он. Как был, так колючим клубочком и выкатился с остальными шишками на пол.

Дети отошли от ежа подальше и притаились.

Вдруг клубочек чуть-чуть пошевелился, — и из него выглянул носик и черные, зоркие глазки. Носик быстро-быстро обнюхал воздух, глазки внимательно осмотрелись кругом, и вдруг ежик совсем распрямился, встал на лапки, огляделся и, как только мог, быстро побежал на своих коротеньких лапках под комод, забавно хрюкая.

— Куда, куда ты, дядя? — вдруг закричал Шурик, и все дети громко расхохотались.

Так с тех пор и стали ежика звать «дядей».

Очень хотелось ребятам хорошенько осмотреть ежика, но он не показывался, дети и на пол ложились, засматривая под комод, и палкой старались его выгнать, — ежик не выходил. Должно быть, он со страху забился в самый дальний уголок.

Вечером, собираясь спать, дети поставили возле комода блюдечко с молоком и накрошили в молоко кусочки хлеба.

Только что легли они спать, как вдруг по комнате раздалось: «Тук, тук, тук», — это выбежал ежик и пошел осматривать свое новое жилище. Иногда он останавливался, фыркал, сопел, что-то нюхал, потом опять пускался бежать. Дети долго прислушивались к тому, что делает ежик, наконец, уснули, а он все бегал и бегал. Молоко он выпил.

Утром, когда дети встали, ежик уже опять сидел под комодом и просидел там целый день. На ночь опять поставили ему еду.

Так прошло несколько дней. Но вот ежик осмелел и стал вылезать в сумерки из своей норки. Он бегал весь вечер, нюхал, фыркал, ловил в кухне тараканов и как будто совсем не обращал внимания на детей и взрослых. Дети были осторожны, не трогали его, не кричали близко, а только с интересом рассматривали и наблюдали.

Кормили ежа молоком, мясом, зеленью, но больше всего он любил орехи и яблоки. Хлеб ежик ни за что не брал из рук, а яблоко брал и из рук, — так он любил яблоки. Один раз Катя дала ему яблоко со стебельком, он схватил яблочко за стебелек и потащил. Яблочко стучит, ежик топочет, пыхтит, —  еле-еле протащил его под комод и там съел.

Под комодом дети устроили ему настоящую норку: положили туда матрасик, набитый сеном, и кусочек фланели. Во фланель ежик завертывался, как в одеяло, — ежик любил тепло. Но этого ему было мало: он тащил под комод бумагу, — лоскутки, все, что находил на полу. Раз утащил носовой платок, а еще раз — штанишки Васи. Утром хочет Вася одеться, смотрит, смотрит, — штанишек нет. Ищут, ищут, — нет нигде. Вдруг видят, — что-то белеется под комодом. Потянули, — и вытянули штанишки, а с ними вместе и «дядю»: он влез в одну штанинку и зацепился в материи своими колючками. Пробовали вытащить ежа, — никак не могли. Так и пришлось штанишки разорвать.

Ежик прожил в доме целый месяц.

Лето было жаркое, хорошее. Дети целые дни гуляли, а ежика не выпускали, знали, что бежит. Но вот раз маленькая Таня за ужином говорит:

— Жалко мне «дядю». Скучно ему у нас. Он все один. А в лесу-то у него, может, жена есть, детки… Там травка солнце. Давайте, выпустим его в лес завтра?

Согласились. На другой день, утром, целой гурьбой пошли в лес и понесли ежика в корзине. Пришли. Поставили корзинку на дорожке и вытряхнули ежика. Он сначала полежал клубочком, а потом высунул мордочку, обнюхал воздух, травку и, как мог, скоро-скоро покатил в лес.

А дети смотрели и кричали; «Прощай, дядя, прощай, в гости к нам приходи!»

М. Свентицкая. Кошка и белка и другие рассказы для маленьких детей. Составила М. Свентицкая. Рисунки художника А. Н. Комарова. М.-Л.: Книгоиздательство Г. Ф. Мириманова. Государственная типография им. Евг. Соколовой, 1928

Добавлено: 29-10-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*