Это было в 1930 году

Сидел у окна я и книгу читал.
Закат пламенел, как в мартене металл,
И путал влетающий в комнату ветер
На простеньком тюле букеты и ветви,
С собою от невских неся берегов
Далекий, размеренный гул челноков,
Похожий на радостный гомон пчелиный,
В день жаркий плывущий над пряной
                                                          долиной;
Входил не спеша в переулок покой,
Звеня под окном мандолины струной.

Но вдруг все слова на странице погасли.
Взглянул я в окно;
Затуманенно-красным,
В дыму, чернотой небеса захлестнувшим,
Далекое солнце взывало:
«Мне душно!»
И сердце, споткнувшись в груди, онемело:
Поверить оно в этот миг не хотело,
Что вновь на пожаре, за дымом горячим,
Стоит он, улыбку холодную пряча,
Готовый все сжечь до последнего дома —
И то, что воздвигли, и что возведем мы…

Казалось, я слышал, как мне прошептало
Багровое солнце чуть слышно, устало:
«Еще ты не в меру наивен, я вижу…»
И стало спускаться все ниже и ниже,
А через минуту пропало, потухло…
И сразу над корпусом фабрики-кухни,
Поднявшей фронтон свой над гнилью хибарок,
Огонь заметался отчаянно ярок,
И с ветром горячим, крутой, беспощадный,
Влетел в мое сердце, чтоб рвать его жадно,
Как рвал за решеткой сердца коммунистов,
Когда все допросы заканчивал выстрел,
Когда поднимались отцы из окопов
На штурм не учтенных войной перекопов…
Тогда я увидел:
За дымом горячим
Стоит он, улыбку холодную пряча,
Готовый все сжечь до последнего дома —
И то, что воздвигли, и что возведем мы…

Я мчался по улицам темным, пустынным,
И путь недалекий казался мне длинным,
И сердце взывало, что я не успею
Найти и за глотку рукою своею
Схватить его так, чтоб улыбка погасла,
Чтоб стал он, как зарево, страшным
                                                       и красным.

…Когда вечерами иль утренней ранью
Теперь прохожу мимо этого зданья
(Над ним тополя по-дремучему взмыли,
А в те времена хворостинками были),
Пахнет на меня обжигающим ветром
Из дальних годов — и суровых и светлых,
И вспомнится все…
И могучая сила,
Что ярость слепую врагов погасила,
Ввела нас в сегодня и к дальней планете
Открыла пути краснозвездной ракете, —
Вдруг в сердце ударит крутою волною,
Чтоб я никогда не сдавался покою.

Георгий Некрасов. Заставские огни. Стихи. Л.: Советский писатель. Типография № 12 УПП Ленсовнархоза, 1961

Добавлено: 08-11-2019

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*