Фашистская ночь над Чехословакией

Автор: Ф. Козо. Сведения про автора не найдены.

15 марта 1939 г. началась самая мрачная страница в истории чехов, словаков и русинов. Гитлеровские орды напали на Чехословакию, оккупировали ее и превратили в бесправную колонию германского фашизма. Они присоединили чешские области к Германии и объявили их под «германским протекторатом», а Словакию взяли под свою «охрану», т. е. фактически тоже превратили в германскую колонию. Карпатскую Русь захватила Венгрия с согласия Германии.

Обнаглевшие фашистские захватчики совершили акт дикого произвола и насилия — уничтожили чехословацкое государство. Разбойникам с большой дороги понадобилось захватить Чехословакию, чтобы завладеть ее богатствами и включить всю ее экономику и военную промышленность в систему своего хозяйства, чтобы превратить эту свободную страну в придаток Германии. Они стремились превратить Чехословакию в свою опорную базу, в один из форпостов агрессивной политики германского фашизма для осуществления его захватнических планов. Наместник Гитлера в Чехии и Моравии Нейрат любит приводить слова Бисмарка о том, что «кто владеет Чехией, тот владеет Европой».

С остервенением, со звериной яростью напали фашистские банды на несчастную страну. В первые же дни оккупации население бросилось бежать от них, как от чумы. Варшавский корреспондент «Ньюс кроникл» писал тогда, что тысячи чешских беженцев с детьми на руках переходят через горы в Польшу. «Две матери, — сообщал он, — перешли горный перевал с трупами своих детей, умерших у них на руках. С одним только поездом в теплушках прибыло в Польшу 400 чешских беженцев, которые несколько суток ничего не ели».

За один день — 16 марта — в Праге покончило самоубийством 70 человек. В одном только маленьком поселке стеклодувов Германсхютте для транспорта арестованных понадобилось три автобуса, писал корреспондент одной швейцарской газеты. Карательная экспедиция фашистов напала на рабочий квартал в Мариентале. Из квартир понеслись крики избиваемых женщин и детей. Мебель была вся переломана. Тех мужчин, которые оказались дома, связали, избили и арестовали.

Фашистские колонизаторы выжали страну, как лимон. Некогда цветущую, полнокровную республику душит голод. «Чехословакия — это пустой закром и центр возмущения, — писал «Таймс». Осенью прошлого года запасы зерна были примерно на 200 тысяч тонн меньше количества, необходимого для того, чтобы прокормить население до сбора урожая этого года. Прошлогодний урожай зерновых едва составил 45 процентов нормального, причем качество хлебов было чрезвычайно низким. Голод в Чехословакии вызван массовыми реквизициями гитлеровских грабителей. В прошлом году, несмотря на гибель урожая картофеля, из страны была вывезена в Германию тысяча вагонов. Вследствие нехватки кормов количество молочных продуктов уменьшилось на 35—45 процентов. Поголовье свиней сократилось на одну треть; около 60 процентов скота угнано в Германию. Оккупационная германская армия пожирает бесплатно и без того скудные запасы продовольствия в стране.

Как саранча, фашистские грабители набросились на страну тотчас же после ее захвата. Ежедневно в Германию отправлялись целые поезда и непрерывные потоки автоколонн с мясом, маслом, хлебом и другими продуктами. На складах зерна висели вывески: «Собственность Третьей империи». 75 процентов хлеба урожая 1939 г. было отобрано у крестьян и вывезено в Германию. Чтобы не допустить сокрытия хлеба, фашисты опечатывали молотилки и посылали в деревни фашистских молодчиков для контроля над уборкой урожая. «Начали прибывать первые партии «туристов» из Германии в поисках наживы, — писал на другой день после захвата Судетской области корреспондент «Дейли телеграф энд морнинг пост». — Вчера в Карлсбаде, после вступления германских войск, было выпито более 10 тысяч бочек пильзенского пива».

Мрачную картину представляет теперь народное хозяйство Чехословакии. Ее промышленность и сельское хозяйство опустошены и дезорганизованы. Гитлеровцы намеренно разрушают промышленность (разумеется, кроме военной) в порабощенной ими стране. Чехословакия имела высоко развитую индустрию, ее продукция занимала одно из первых мест на мировом рынке. Она имела высоко развитое земледелие. Она имела запасы золота, иностранной валюты, промышленных товаров, сырья и продовольствия. Гитлеровцы, которые своей преступной политикой привели Германию к обнищанию и голоду, как хищные звери набросились на плодородную страну, на все ее богатства, созданные мирным трудом ее народов, ограбили ее. Они захватили и вывезли все запасы золота и иностранной валюты, запасы промышленных товаров и сырья. Эти бандиты ограбили страну в рекордно короткий срок.

Вместе с германскими войсками в страну хлынули волчьи стаи гестаповцев и мародеров, которые разъезжали по городам, опустошая склады и магазины. Германские власти пустили в обращение германскую марку и установили для нее чрезмерно высокий курс: к одной германской марке были приравнены десять чешских крон. Это дало фашистским ворам возможность по дешевке скупать товары и на «законном основании» завершить ограбление страны и ее населения.

Уровень жизни в ограбленной стране резко снизился. Кожаные подметки стали заменяться деревянными, ткани для одежды исчезли, мыло стало недоступным, на дорогах почти не видно автомобилей…

Наглые поработители беспощадно угнетают и эксплуатируют трудящееся население оккупированной страны. В Чехии и Моравии заработная плата гораздо ниже, чем в Германии. За грошовую оплату полуголодные рабочие работают на заводах и фабриках по 12 часов в день.

Из северной Чехии сообщалось, что вследствие плохого питания среди рабочих на предприятиях растет заболеваемость. Этой зимой бывали дни, когда на работу выходила лишь половина рабочих. Более 300 тысяч чехословацких рабочих, превращенных в рабов германского капитала, переброшены в Германию на тяжелые принудительные работы.

Положение трудящихся немцев в Судетской области не менее тяжелое. И здесь рабочие и служащие получают заработную плату более низкую, чем в Германии. Заработная плата работниц на текстильных фабриках снижена почти наполовину.

Фашистские завоеватели неразборчивы в средствах грабежа и по отношению к буржуазии оккупированной страны. Промышленники вывозят на внешние рынки свои товары, но деньгами, вырученными за эти товары, они не имеют права распоряжаться, так как всю валюту забирают оккупанты. Магнаты германского финансового капитала беззастенчиво грабят национальную чешскую буржуазию н подчиняют своему господству всю чехословацкую экономику. В поисках легкой наживы гитлеровцы по всякому поводу облагают чешскую буржуазию крупными денежными штрафами. Немецкая буржуазия Судетской области также находится теперь в худшем положении, чем это было в независимой Чехословакии. Она платит теперь значительно более высокие налоги, чем раньше, многие фабрики и заводы разорены и бездействуют. Неудивительно, что и в Судетской области, населенной немцами, все более и более растет недовольство гитлеровским режимом.

Не узнать теперь Чехословакию, расчлененную, порабощенную и обнищавшую, лишенную всех демократических прав и свобод. Фашистское чудовище все туже затягивает на шее порабощенного народа петлю нужды и голода.

Не узнать теперь и Праги — одного из старейших и красивейших городов Европы, о котором еще Гете писал: «Прекрасный бриллиант в диадеме земли». В этом старинном политическом и культурном центре чешского народа каждый камень говорит о вековой народной борьбе за свободу, о героических делах гуситов, которые под предводительством храброго сына чешского народа Яна Жижки в XV веке победоносно громили немецкие феодально-дворянские полчища, тщетно пытавшиеся поработить чешский народ и овладеть его прекрасной землей.

Эта Прага стонет теперь под непосильным гнетом фашистских варваров. Площади и улицы Праги, как и других чешских городов, переименованы и носят ненавистные всем чехам имена фашистских главарей. Все чешские высшие школы закрыты. Закрыт старейший в Центральной Европе Пражский университет, созданный еще в середине XIV века. Его студенты и профессора разогнаны, многие из них брошены в концентрационные лагери или расстреляны. Закрыта картинная галерея в Праге, где хранились богатые коллекции произведений чешских художников. Чешским профессорам и студентам запрещен вход во все публичные библиотеки.

Но Прага не склонила своей головы перед Гитлером. Она угрюма и сосредоточена, она ждет своего часа, как ждет его и весь исстрадавшийся народ.

Страна ощетинилась против чужеземного владычества. Она томится в оковах, но беспредельна ее ненависть к фашистским захватчикам.

Колоссально возрос в стране интерес к национальной культуре, к чешской книге, к произведениям чешского искусства. Никогда спрос на чешскую классическую литературу не был так велик. Народ изучает чешское культурное наследие; широкий размах приняло движение за развитие национальной культуры и языка. Это одна из форм самозащиты народа перед натиском фашистского мракобесия.

В самом центре Европы гитлеровские бандиты применяют методы колониального угнетения. Германские фашисты пытаются превратить в свои колонии высоко культурные, передовые страны Европы. Господствующей нацией в протекторате Чехии и Моравии объявлена германская нация, и немцы, живущие в пределах протектората, как истые колонизаторы, обладают правом экстерриториальности и не подчинены административным и судебным органам протектората. Здесь гитлеровцы на практике применяют свои расовые бредни, свои омерзительные «теории» о превосходстве немцев над другими народами. Даже в «независимой» Словакии запрещена родная речь. С неслыханным бесстыдством гитлеровцы онемечивают Чехию и особенно Прагу. Фашистские фальсификаторы истории не раз объявляли этот древний чешский город германским. Все больше и больше немцев из Германии приезжает в Прагу, а чехов оттуда выселяют. Чешских государственных служащих арестовывают и на их места сажают гитлеровцев. 82 тысячи государственных служащих и учителей посланы на сельскохозяйственные работы.

Онемечиваются не только города, но и деревни. Как сообщила недавно английская печать, в плодородной долине реки Лабы чешские крестьяне должны были покинуть 29 деревень, чтобы освободить место для германских переселенцев. Земля у чешских крестьян для германских переселенцев отбирается без всякой компенсации, и субсидия, которую переселенец получает на обзаведение своего хозяйства, выплачивается из чешских фондов. В словацких деревнях лучшие земли тоже отводятся немецким осадникам за счет словаков.

Гитлеровцы, помня слова Бисмарка о том, что штыки весьма неудобны, чтобы на них сидеть, стараются перетянуть на свою сторону отдельные слои чешской буржуазии, пытаясь создать себе опору в стране. В составе правления чехословацкого военного концерна Шкода, например, имеется много представителей чешской буржуазии; гитлеровцы предпочитают при их помощи управлять заводами Шкода, чтобы легче справиться с чешскими рабочими. Те слои чешской буржуазии, которые гитлеровцам удается так или иначе подкупить, окружены общей ненавистью, преследующей в Чехии и Моравии всякого, кто изменил своему народу, кто продался кровавым палачам свободы и независимости родной земли.

Агентурой германских фашистов в Чехословакии является чешская национал-социалистская партия — ничтожная и жалкая по своей численности и моральному уровню группка продавшихся гитлеровцам людей, пользующихся среди чехов всеобщим презрением и опирающихся исключительно на штыки германских фашистов. Фашизм сумел захватить Чехословакию, но покорить чешский и словацкий народы, превратить их в послушное орудие своих кровожадных замыслов он не мог и не сможет никогда.

На протяжении более двух лет гитлеровцы применяли все средства, чтобы укрепить свое положение в стране и сломить враждебное к себе отношение чешского народа. Но даже самый свирепый террор не мог заставить чешский народ отказаться от своей национальной свободы, от борьбы за независимость.

Германским фашистам не удалось одурачить народы Чехословакии, доказывая им «полезность» для них «сотрудничества» с «Третьей империей»; не помогла даже демагогическая фразеология о «новом порядке». Народы Чехословакии, как и народы всех оккупированных Германией стран, на собственной спине испытали, что представляет собой этот «новый порядок», насаждаемый кровожадными и алчными бандитами. Поставленные в правовом отношении в положение раба, безгласного в собственной стране, они знают, что гитлеровский режим — это режим национального и социального порабощения, человеконенавистничества, одичания, режим голода, нищеты и кровавых войн.

Гитлер натолкнулся на сопротивление свободолюбивых народов, объединенных глубоким сознанием своего национального единства, выкованного в вековой борьбе со всякого рода германскими захватчиками, в тяжелой и упорной борьбе за самостоятельное государственное существование, за свою национальную культуру, за свой язык, свою родную литературу и искусство. И хотя гитлеровцы с беспримерным цинизмом натравливали друг на друга населяющие республику народы, чтобы легче поработить их и сделать невозможным их объединение, хотя они стремятся обезглавить чешский и словацкий народы, физически истребить их лучших сынов, — народы Чехословакии едины. Захваченная республика никогда не будет для Гитлера надежным тылом. Никогда!

Чешский народ вписал в историю немало славных страниц борьбы за свободу, и эти пламенные страницы зовут его к борьбе против фашизма. Недаром гитлеровец Франк в своей речи сказал, что прежде всего «чешский народ должен освободиться от тяготеющего над ним исторического мифа», т. е. забыть о своей национальной независимости.

Национальное угнетение чехов дорого обошлось Австро-Венгерской монархии Габсбургов. Чехи на протяжении всей первой мировой войны на фронтах и в тылу подрывали силы придунайской «лоскутной империи» и сыграли немалую роль в ее окончательном разгроме. Против пассивного сопротивления чехов во время первой мировой войны, нашедшего свое художественное воплощение в образе бравого солдата Швейка, были беспомощны правители Габсбургской монархии. Против него бессильны и нынешние фашистские правители.

Это сопротивление прежде всего выражается в саботаже рабочих на производстве. Многочисленный промышленный пролетариат Чехословакии является основной силой сопротивления гнусному режиму оккупантов. Недавно в Пильзене было казнено 160 рабочих завода Шкода по обвинению в том, что они намеренно ухудшали качество пушек. При приемке изготовленных на заводах пушек было установлено, что они недоброкачественные и что 3 тысячи тонн стали были испорчены тем, что к ним были добавлены сера и цинковое мыло. Так были приведены в негодность несколько сот орудий. Газета «Нейер таг» 4 мая этого года сообщала, что моравский военный трибунал приговорил к смертной казни служащего Виктора Боровеца и практиканта Карла Пфчелка за акты саботажа на военных заводах.

Нелегко чешским рабочим организовывать саботаж. Заводы Шкода кишат гитлеровцами, присланными из Германии, чтобы работать в качестве надсмотрщиков. Кроме того, на заводах имеется много тайных агентов гестапо. Каждые сорок чешских рабочих находятся под непосредственным наблюдением одного гитлеровца, и при малейшем подозрении чешского рабочего бросают в тюрьму. На заводах установлены пулеметные посты. Даже рабы при рабовладельческом строе находились в более человеческих условиях. И все же, несмотря ни на что, как часто у фашистов, сражавшихся на западном фронте и в Норвегии, не взрывались бомбы и снаряды, изготовленные на заводах Шкода!

Пассивное сопротивление чехов и словаков выражается также в том, что они не вступают в гитлеровские организации, не ходят на торжества, устраиваемые фашистами, и игнорируют их печать. Трудящиеся не желают читать лживую и мерзкую фашистскую стряпню; резко упал тираж газет.

Гитлеру удалось захватить Чехословакию, но ему не удалось и никогда не удастся покорить 10 миллионов чехов и словаков, превратить их в своих рабов. Чехи и словаки ненавидят германских фашистов. Они борются за свою свободу и национальную независимость.

Еще в начале войны в Европе, 28 октября 1939 г. — в день годовщины образования чехословацкого государства, в Праге произошли студенческие волнения. Движение, возглавляемое студентами Пражского университета, нарастало и месяц спустя вылилось в студенческое восстание, центром которого был студенческий городок университета.

Восстание подавили германские войска, которые в течение нескольких часов штурмовали студенческий городок. Более ста студентов было убито. Пражские события взбудоражили всю страну. Начались волнения и в других чешских городах. Ответом палачей были массовые аресты среди студентов, молодежи и даже детей. Арестованных жестоко избивали и пытали. Они массами умирали в подземных застенках. Сотни студентов были расстреляны, еще больше — заключено в концентрационные лагери.

В одной из опубликованных в печати в июне 1941 г. корреспонденций из Праги сообщалось: «Детей подвергают гнусным пыткам, над ними бесчеловечно издеваются. Если ученик средней школы не является домой, родители не знают, куда он девался и когда вернется. Однажды ученик 5-го класса одной из пражских гимназий был из школы уведен в гестапо и вернулся оттуда со сломанной рукой. Другой раз фашисты продержали двух 14—15-летних учениц 48 часов в подземелье гестапо. Такие примеры не единичны».

Молодежь чешских деревень ненавидит фашистов не меньше, чем молодые рабочие и интеллигенция города. «Ночью на деревушку Влашим, — читаем мы в той же корреспонденции, — нагрянули агенты гестапо и увели 60 деревенских юношей в тюрьму. Гестаповцы разыскивали молодого крестьянина, который ранил германского унтер-офицера. Некоторых арестованных так мучили, что они вскоре стали полутрупами. Крестьян топтали, ломали им руки, часами били, чтобы они признали себя виновными».

В Чехословакии существует тайная организация, целью которой является оказание сопротивления германским оккупантам. За последнее время в стране произошло столкновение двух военных эшелонов и несколько железнодорожных крушений. В январе этого года на юге Словакии были пущены под откос несколько поездов с германскими солдатами и вооружением. Агентам гестапо не удалось обнаружить виновных. На всякий случай они арестовали ряд чешских и словацких офицеров и чиновников.

«Никто не знает, — писал английский журналист Франк Питкерн, — сколько антифашистов арестовано и убито в оккупированной стране. О судьбе членов профсоюзов и кооперативов можно только догадываться. Смерть, пожалуй, наименее ужасное из всего, что могло их постигнуть».

О настроениях в Праге свидетельствует и следующий факт. В центре города, на площади Вацлава, перед историческим музеем стоит бронзовая статуя одного из первых чешских князей, Вацлава, жившего около тысячи лет назад. Народная молва считает его защитником чешской земли. В прошлом году, во время национального праздника, чехи ночью положили у подножия памятника сотни венков с траурными лентами. Несмотря на последовавшие массовые аресты, и в следующие ночи у памятника появлялись траурные венки. Не раз подобные же демонстрации происходили и у памятника Яну Гусу на исторической Староместской площади.

На захваченных немцами военных предприятиях все чаще имеют место забастовки и акты саботажа. Осенью прошлого года бастовали рабочие в Дубнице, Подбрезове и Банской Быстрице. В этом году происходили забастовки на постройке железных и шоссейных дорог в Восточной Словакии, где шла подготовка для нападения фашистских бандитов на Советский Союз.

Совсем недавно, 22 июня, по радио было передано сообщение, что накануне подлого нападения Германии на Советский Союз германские власти в Праге арестовали и расстреляли 180 чехов якобы за связь с советским правительством и «за действия в пользу СССР, против Германии».

Только освобождение от фашистского гнета может спасти народы Чехословакии от полного истребления. И народы Чехословакии будут бороться. Потомки Яна Гуса в едином фронте с другими народами Европы и Америки уничтожат кровавых фашистских поработителей!

 

Редактор М. Елецкая.
Подписано в печать 11 июля 1941 г. 1 печ. л.
А-39874. Заказ № 427. Цена 10 коп.

3-я типография «Красный пролетарий» Огиэа
РСФСР треста «Полиграфкнига». Москва,
Краснопролетарская, 16.

 

Ф. Козо. Фашистская ночь над Чехословакией. М.: ОГИЗ. Госполитиздат, 1941

Добавлено: 23-02-2018

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*