Федина курочка и Олин лисенок

Детский сад переехал на дачу. Сколько радости, сколько удовольствий! Дни настали теплые, ясные, — можно было и босиком бегать, и купаться, и целые, целые дни проводить на солнышке.

А вот и еще удовольствие: купили курочку и посадили ее на яйца, — будут цыплятки! Федя заранее выпросил себе одного цыпленка — курочку.

Только уж это будет моя курочка, — говорил он, — совсем, совсем моя!

Дети часто справлялись, не вывелись ли уже цыплята, и находили, что ждать приходится слишком долго. Но вот прошло три недели, и явилось на свет девять цыплят, похожих на маленькие, желтые, пушистые комочки. Продержали их несколько дней в кухне, а потом вывели с наседкой на двор. Жилье им устроили в небольшом сарайчике на дворе, куда и запирали их на ночь.

Цыплятки росли, рылись в земле, отыскивая червяков, сбегались на зов и много забавляли деток. Федя не забыл того, что ему было обещано, и выбрал себе хорошенькую, черненькую курочку с хохолком. Ее так и звали: «Федина курочка».

Но вот раз, рано утром, дети вошли в курятник, чтобы выпустить наседку с цыплятами на двор, и увидели, что Фединой курочки нет. Стали искать, звать, — нет нигде. Заметили, что земля в курятнике притоптана, кое-где валяются куриные перышки, а щель в стенке сарайчика расширена. Очевидно, кто-то был и утащил Федину курочку. Но кто же это? Не хорек ли? Ведь, он часто таскает кур.

Подошел дворник Василий и сказал:

— Нет, это не хорек, — хорек передушил бы всех цыплят. Это, наверное, лиса. Теперь она будет приходить каждую ночь, пока не перетаскает всех цыплят. Надо бы ее поймать.

Василий жил раньше в деревне и умел делать капканы на лисиц и волков. К вечеру он сделал капкан и поставил его у щели сарайчика.

Утащила Федину курочку, действительно, лиса. На другой день рано-рано утром, она по знакомой дорожке снова отправилась в курятник за новой курочкой и как ни осторожно шла, попала одной ногой в капкан. При этом капканом переломило ей ногу. От страха и боли она билась, визжала и разбудила собак, которые жили при доме и спали на дворе. Собаки громко залаяли. Услышав их лай, лисица перегрызла защемленную ногу и, вся в крови, бросилась бежать на трех ногах.

Лай собак разбудил Федю. Он быстро вскочил с постели и бросился к курятнику. «Это лиса, лиса», — думал он и бежал, что есть духу. Собаки Полкан и Угрюм бежали далеко впереди его. Вдруг они метнулись в сторону, потом в другую, и понеслись вдоль по забору, круто повернув к огороду. Перед Федей в траве мелькнула желтая спина лисицы…

— Держите, держите! Ах скорее, уйдет, уйдет! — кричал Федя, задыхаясь, и бежал, что было сил.

Собаки догоняли лису. Не раз они были готовы схватить ее, но вдруг она куда-то исчезла, и собаки с разбегу пронеслись мимо.

Лисица долго их мучила, наконец, устала. Она увидела, что до родного леса ей не добежать, и на одном откосе вдруг исчезла под нависшим дерном. Собаки сунулись за ней, но она успела влезть в чью-то пустую нору.

С визгом и рычанием толпились они на месте, свирепо разрывая лапами нависший над норою дерн. Федя, красный с пересохшим горлом, то подуськивал собак, то сам начинал рыться вместе с ними, ожидая, что вот-вот выскочит лиса.

Собаки растащили дерн и открыли вход в нору. Федя отыскал палку и стал просовывать ее в нору, чтобы выгнать лису из засады, но палка проходила недалеко, а края норы так крепко были перепутаны корнями, что их нельзя было разорвать.

Измученный, Федя сел у норы и решил сидеть тут, пока не выйдет лиса. Он непременно хотел поймать ее, чтобы отомстить за курочку.

Дома хватились Федю и пошли его искать. Взяли с собой свисток, шли и свистали. Вдруг услыхали лай собак, пошли на лай и нашли Федю. Он рассказал, что с ним случилось и почему он сидит на этом месте. Василий, который вместе с детьми искал Федю, уговорил его пойти домой отдохнуть и пообедать, а вход в нору заложить камнями. Дети быстро натаскали камней и и потно забили вход в нору, в которой сидела лисица. Потом пошли все домой.

Идти пришлось лесом. Идут дети и все расспрашивают Федю о том, как собаки гоняли лисицу. Вдруг слышат какое-то странное повизгивание. Осмотрелись и увидали, как из норы выбежало трое лисенят и стали беспокойно бегать и что-то искать. Кто приподнимал мордочку и нюхал, кто привскакивал передними лапками на кочку и, наставив ушки, смотрел вокруг, точно ждал кого-то. Должно быть, мать в это время всегда приносила им корм, вот они голодные, и вышли ей навстречу.

— Вот хорошо-то, — тихо сказал Василий, — лисицу мы упустили, — она, наверное, из той норы удерет, а лисенят мы переловим. Заметим их нору, пойдем скорее домой, заберем лопаты, корзину для лисенят и вернемся.

Так и сделали. Забрали лопаты, корзину с крышкой и вернулись.

А лиса тем временем нашла выход из той норы, где ее оставил Федя, и помчалась к своим детям. Взобралась на пригорок и видит, что ее нору окружили люди. Она спряталась и стала подсматривать.

Придя к норе, дети забили входы, узнали, где комната, вырыли на ее месте яму и устроили шалашик. А когда, по визгу лисенят, узнали, что они все в яме, сделали сверху отверстие и решили вытаскивать лисенят.

Первого вытащил Федя, но лисенок так больно укусил ему руку, что Федя его выпустил и лисенок убежал в лес. Это увидала лисица и стала подкрадываться. Когда Павлушка вытащил второго, лисица неожиданно бросилась, вырвала лисенка из рук Павлуши и умчалась. Третьего вытащил Василий, положил его в корзинку, плотно закрыл и понес домой.

Все дети радовались, что хоть одного все же поймали, только маленькая Оля грустно говорила:

— А мне жаль… жаль и лисицу, и лисенка!.. — но над ней смеялись.

Принесли добычу в дом, стащили с чердака большую клетку от попугая, которая давно валялась там пустая, впустили туда лисенка и поставили на дворе.

Лисенок метался по клетке и визжал. В клетке не было ни одного темного уголка, к которому он мог бы хоть прижаться, а дети окружили его со всех сторон и пугали своими голосами и смехом. Они хотели его ободрить, приласкать, приносили еду, но лисенок не ел и только бегал по клетке из одного угла в другой и бился о прутья, стараясь вырваться.

Так дело шло до вечера.

— Оставьте его в покое, — сказала руководительница, тетя Соня, — вы видите, — он вас боится. Вас около него слишком много. Нужно, чтобы кто-нибудь один ходил за ним, а то он может умереть с голоду.

— Я, я буду ходить за ним, — заговорила робко Оля, — позвольте мне…

— Ну, хорошо, — пусть это будет Олин лисенок. Все согласились.

Было уже поздно, и детей увели спать, а лисенок так и остался, голодный и дрожащий, в своей холодной и жесткой клетке.

Все спали, и только Оля не могла заснуть. Она все думала о лисенке. Тетя сказала, что он может умереть с голоду… Не вытерпела Оля, тихонько встала, тихонько пробралась в кухню, взяла там мяса, хлеба и вышла на двор.

Лисенок тявкал, потом затих. Вдруг лисенок затявкал по-новому, радостно, без визга. Прутья клетки зазвенели. Оля выбралась на дорожку, где была клетка, и замерла на месте. Несчастная трехногая лиса сидела перед клеткой и то зубами, то лапами старалась или отпереть дверцу, или переломить хоть один из толстых прутьев клетки. Около неё лежала курица с перекушенным горлом. Лисенок забыл от радости все горе, играл с матерью, старался втащить курицу, — он был очень голоден.

Оле стало очень жаль и лисицу, и лисенка. Она быстро подбежала к клетке. Лисица моментально исчезла. Оля раскрыла дверцу, но лисенок не выходил, — он был еще глуп и не понимал, что надо бежать. В ту же минуту лиса очутилась в клетке, схватила детеныша за шиворот, трусливо оглянулась во все стороны и понеслась.

А Оля, довольная и успокоенная, вернулась в комнату и сладко заснула.

М. Свентицкая. Кошка и белка и другие рассказы для маленьких детей. Составила М. Свентицкая. Рисунки художника А. Н. Комарова. М.-Л.: Книгоиздательство Г. Ф. Мириманова. Государственная типография им. Евг. Соколовой, 1928

Добавлено: 29-10-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*