Гимн Славе

или восторг Александра Македонского пред походом его в Персию.

Слышу глас трубный! Се ты зовешь меня в след за собою; се ты, о Слава! сердца моего единая радость, единая отрада и наслаждение; Слава жизнь моя, душа моя, блаженство мое! Слава! ты первое блаженство мое; ты кумир, которому наиболее покланяюсь, и в жертву тебе готов я принести и мир весь и себя. Помыслю только о Славе — и прелесть роскошей исчезнет. Цепи из сладостных восторгов составляли для меня Сирены — и рай утех отверзался предо мною; цепи волшебные влекли меня к себе розами, прикрытые сети ожидали меня — и, усыпляемый сладострастным пением, клонился уже я к объятиям неги; но воспомянул вдруг о Славе и о величии моем помыслил. Ужаснулся слабости моей — и стыд наполнил душу мою. Вдруг солнце от меня отвратилось и тени предков моих возстенали: они зрели меня в уничижительном забвении. Воспылал огонь на ланитах моих; очи мои не познали меня: ты ли Александр? вопрошали они. Разверзлись небеса — и явилась Слава; снишла на златое облако, махнула крылами и облетела вселенную. Она опустила завесу нощи пред очи ленивых и грубых; от облистания Славы померкли солнца, и непроницаемая мгла вечности озарилась. Возгласила подвиги героев — и пробудившиеся веки внимали ей. Ты низзрела на меня и взглядом умильным возвратила душу мне; порыв геройства потряс сердце мое и стремительная отважность закипела в груди моей от единого на тебя воззрения, от прикосновения ко мне лучей божественного лица твоего. Низспустилась с высоты, и явив взорам моим чудесное некое стекло, разрушила очарование. Тогда открыла угрожавшую мне пагубу и показала сладострастие в истинном виде его — в виде гнусного чудовища. Постыдные страсти стремились поработить меня во время пылкой юности моей, — и в Славе обрел я защищение мое. Она вознесла дух мой и поставила его превыше подлых наслаждений, избрав меня наперстником своим. Слава увенчает подвиги мои, по мере мужества моего увенчает их. С младенчества возлюбил я Славу и тщательно поучался в науке брани; образцы мои, герои древности, всегда пред очами моими, и дела их возбуждают во мне соревнование. Я буду бессмертен с ними и сохраню имя мое от забвения; увенчает меня Слава по мере стремления моего к ней: ищущему тебя летишь во сретение, и от нерадящего о тебе сокрываешься. Ты возбраняешь ничтожеству прикасаться к великодушным и храбрым, и велишь алчному чреву его питаться подлыми и женоподобными; ты возрастишь лавр мой, о Слава! ты малую сень его прострешь на всю подлунную; тобою преодолею коварнейшего врага моего — Роскошь, и вместе с нею повергну под пяту мою презренную рабу ее — Азию. Сияй, Слава, во веки! не преставай блистать и тогда, когда угаснут солнца! Божество мое! ты избавляешь меня от ужасного небытия; ты Небу меня усыновляешь! все веки почтут любимца твоего; все народы принесут ему жертву удивления. Стремлюсь на поприще твое! В конце его ожидает меня Мир на коленах и Бессмертие на троне.

Раздел “Проза”

Сочинения Нахимова. Издание Александра Смирдина. СПб.: Типография Императорской Академии Наук, 1849

Добавлено: 08-10-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*