Годы молодые с забубенной славой

Годы молодые с забубенной славой,
Отравил я сам вас горькою отравой.

Я не знаю: мой конец близок ли, далек ли,
Были синие глаза, да теперь поблекли.

Где ты, радость?  Темь и жуть, грустно и обидно.
В поле, что ли?  В кабаке?  Ничего не видно.

Руки вытяну – и вот слушаю на ощупь:
Едем… кони… сани… снег… проезжаем рощу.

“Эй, ямщик, неси вовсю!  Чай, рожден не слабым!
Душу вытрясти не жаль по таким ухабам”.

А ямщик в ответ одно:  “По такой метели
Очень страшно, чтоб в пути лошади вспотели”.

“Ты, ямщик, я вижу, трус.  Это не с руки нам!”
Взял я кнут и ну стегать по лошажьим спинам.

Бью, а кони, как метель, снег разносят в хлопья.
Вдруг толчок… и из саней прямо на сугроб я.

Встал и вижу:  что за черт – вместо бойкой тройки…
Забинтованный лежу на больничной койке.

И заместо лошадей по дороге тряской
Бью я жесткую кровать модрою повязкой.

На лице часов в усы закрутились стрелки.
Наклонились надо мной сонные сиделки.

Наклонились и хрипят:  “Эх ты, златоглавый,
Отравил ты сам себя горькою отравой.

Мы не знаем, твой конец близок ли, далек ли, –
Синие твои глаза в кабаках промокли”.

<1923> / 1924

Журнал «Красная новь». М.: № 3, апрель-май, с. 134, 1924

Цикл стихотворений “Рябиновый костер”

Ред.: Существуют две примерные даты написания. Первая: в конце 1923 года поэт подарил это стихотворение Савве Успенскому, сыну Глеба Успенского, писателя, который в декабре 1923 года попал в лагеря. Вторая: по воспоминаниям современников Есенин читал это стихотворение в марте 1924 года, когда находился в Кремлевской больнице (с 9 по 15 марта). Сам же поэт обозначал это стихотворение как “Больничное”.

Добавлено: 21-07-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*