Голос (Здесь колыбель моя, а тут — библиотека…)

Здесь колыбель моя, а тут — библиотека,
Угрюмый Вавилон… Бесхитростная быль,
Сокровища ума исчезнувшего века,
Латинская и эллинская пыль —
Там смешивалось все; а я с иного грека
In folio едва ли ростом был.
Два голоса я слышал там украдкой…
«Дитя! — один из них настойчиво твердил: —
Земля — пирог заманчивый и сладкий,
Я в меру аппетит тебе бы подарил».
За ним другой: «Пойдем витать со мною
За грань возможного, в пределы тайн и снов!»
Так ласково он пел, как ветер берегов,
Тихонько плачущий вечернею порою,
Слух нежа и страша, — блуждающий фантом.
— Да, нежный голос, — я сказал, — пойдем!..

И этот день, обета день священный,
Стал казнию моею… С той поры
Мне странные мерещатся миры
За пышными кулисами вселенной,
В бездонной пропасти, полночной мглы черней, —
И, раб мечты безумно-вдохновенной,
Влачу я за собой кусающихся змей!..

Люблю я тишь пустынь, лазурь морскую,
Как древние пророки; сладкий вкус
В напитках горьких нахожу; тоскую
И плачу в радости, а в горести смеюсь.
Не верю фактам я, и часто в полдень ясный
Я в ямы падаю, ища небес родных…
Но тайно говорит тогда мне голос властный:
«Безумец! не кляни заветных снов твоих —
У мудрецов не так они прекрасны!»

Примечание переводчика.
LXIII. La voix.
Mon berceau s’adossait à la bibliothèque.
Одно из наиболее характерных и трогательных стихотворений Бодлэра. Настоящий перевод — из самых ранних работ переводчика (1879 г.).

Отдел «Сплин и идеал». Стих LXIII.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 15-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*