Без Муз. Журнал авангардной поэзии. 1918

Здесь:

Н. Асеев, К. Большаков, Н. Беляев, Ф. Богородский, Г, Владычина; Б. Гусман, Г. Гаер, Б. Лавренев, Р. Ивнев, А. Митрофанов, Неол Рубин, И. Рукавишников, Е. Недзельский, Амфиан Решетов, А. Оленин, H. Павлович, Предтеченский, С. Спасский, А. Самохвалов, С. Третьяков, В. Хлебников, В. Шершеневич.

 

Без Муз.

Вышли в свет: «Контрагентство Муз», «Альманах Муз», на улицах куски афиш: «Идите в кафе 10-й Музы». —

Музы, Музы и Музы…

Довольно!

Смерть Музам.

Музы – умерли.

И с ними весь древний арсенал орудий пыток свободным сердцу и мозгу, созданный веками.

Века — тоже умерли.

На обломках размеров и рифм горбатым диссонансом высится город.

Мы, вскормленные молоком его площадей, не знаем, что такое Музы.

Это им — напряженным площадям — несем мы свое сердце, как дар свободный и щедрый. Сердце, переполненное мясом, кровью и солнечным светом.

Под нашими ногами стебли цветов — флейтами, каждая росинка — драгоценным камнем. Вся земля — оркестром, и крупинки наших голосов — золотом в футлярах ювелиров. На развалинах веков мы славим всепобеждающую жизнь, горячая влага которой струится в нашем теле вместе с кровью и минуту, вздрагивающую в нас большой и нервной звездой.

Пусть спят в гробах библиотек высохшие мумии подохших богинь.

Мы не антиквары.

Мы — сама жизнь.

И с горящей эстрады итого листа мы бросаем в вас звонкие мячи наших свежих, великолепно-пульсирующих душ.

Федор Богородский.
          Предтеченский.
          Сергей Спасский.

Вы без муз. Я был с Музою…
Акростих
Вечер (Какой Ромео бросил в выси…)
Двинуть день не в силах
Автопортрет
Г. В.
Рупор над миром
Им
Моей богородице тридцать два года…
Ожерелье
Как великолепно, что я был оторван на фронте от русского искусства три года…
С. С.
Отдушина слез
Октябрь (Боль живет, живет, еще не обнаружена…)
Сон (Помню, — все шаталось и рушилось…)
Вступление (Казался ветхим неба кузов…)
Любовь художника
Европеец в Африке
Повсеместная
Ваши плечи очерчены остро и строго…
Осеннее свидание
Манифест одинокого
К белым стенам монастыря…
Дары
Об астрономе и его трубе
Как труп