Храбрый зайчище

Сказка.

I.

Жил-был заяц в лесу и судьбу свою благословлял. Летом ему хорошо было жить: траву щиплет, ягоды ест, с огорода морковь таскает.

А вот зимой и плохо пришлось косому. Всюду снег лежит, — ни травы, ни ягод нет ничего.

Стал зайка с другими зайцами ходить на гумно к мужикам; на гумне скирды хлеба стояли: вот зайцы вытащат клок соломы и жуют.

А наш заяц-хват нашел на гумне целый сноп ржи под снегом, отрыл его да и лакомится.

Хвастун был зайка страшный: — только соберутся его товарищи, он и начнет хвастать.

— Нет, братцы, кто храбрый из нас — так это я! У меня не глаза — а глазищи, не лапы — лапищи, не уши — ушищи, не зубы, а прямо зубищи… Ни волка, ни лисы, ни вороны — никого не боюсь! Да погоди, дай срок, я еще ужо вороне хохолок намну!..

Хохочут зайцы, а сами на него дивятся.

— Вот какой храбрец между нами проявился. А ты, что все только слова говоришь, ты нам удаль-то на деле докажи!

 

II.

Вот и проведала тетка-Ворона, что зайка ее на смех поднимает, срамит ее, оттрепать грозит…

Рассердилась она, полетела его искать.

— Кар… кар… — каркает, — где этот заяц-хвастун? Вот я его.

А заяц испугался, прижался в снегу.

— Ой, батюшки, — стонет, — съест меня тетка-Ворона!

Налетела на него ворона, ухватила клювом за шиворот, стала крыльями бить, лапами царапать.

— Съем тебя, хвастунишку! — грозит.

— Тетенька, взмолился зайка, — отпусти меня. Ввек твоей заслуги не забуду.

— Ах, ты, такой-сякой. А говори, как ты хвастал? —  спрашивает ворона.

— Говорил я, тетенька, что не глаза у меня, а глазищи, не лапы, — лапищи, не уши, — ушищи, не зубы, а зубищи, и что не только волка, лисы, а и тебя, тетка-Ворона, не боюсь!.. Вот нисколечко!.. А только ты меня все-таки отпусти.

Потрепала ворона зайца, бросила его и говорит:

— Ну, убирайся. Сыта я, а то бы съела тебя! Убирайся с глаз долой. Да помни меня.

Убежал заяц в лес и залег в нору.

 

III.

Прошло дня два, и случилась беда с вороной. Бежал заяц по гумну. Слышит, каркает ворона отчаянно; а собаки лают, визжат, из себя выходят. И видит зайка, что поймали собаки ворону и теребят ее, только перья летят.

Недолго думал заяц: как-никак, а надо ворону спасти.

Выскочил он из-за стога, прыгнул к собакам.

— Вот я, — кричит, — заяц-зайчпще, — у меня не глаза, а глазищи, не лапы, а лапищи, не уши, а ушищи! Вот я вам, собакам, задам трепку только троньте меня!..

Как завидели собаки зайца, как услышали его дерзкие речи, бросили они ворону и кинулись за ним в догонку. А ворона взлетела на сараи, стала перья оправлять и сама смотрит, как заяц пошел скакать по полям да по оврагам, улепетывая от собак, только его и видели.

И убежал-таки. Вернулись собаки с погони, — еле бредут, хвосты повесили, языки высунули, — не привыкли они за зайцами гоняться.

— Уж больно шустрый заяц-то оказался, —  оправдываются они, — так и чешет, так и чешет, — только хвостик мигает…

Вечером сидела ворона на заборе; подковылял к ней заяц и говорит:

— Пригодился я тебе, ворона! То-то вот!..

Покачала ворона головой и говорит:

— Точно, брат-заяц, — не хвастун ты, а герой, это я вижу. Потому при своей трусости не побоялся ты меня спасти. Точно, не заяц ты, а настоящий зайчище храбрый.

———-

Оно точно, разные зайцы бывают: иной и трус с виду кажется, а любого храбреца за пояс заткнет.

Хорошая компания. Рассказы, сказки, байки и стихи А. А. Федорова-Давыдова. С иллюстрациями. М.: Издание журнала «Светлячок», типо-литография И. И. Пашкова, 1904

Добавлено: 05-02-2017

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*