Храм любви

Сон то был, или истина,
     Уже и сам незнаю,
Не был то сон мні видится,
     И не подозріваю,
Я бодрствовал и все живо,
     И все свіжо памятал,
Чего виділ, чего слышал,
     Все так ясно ображал,
Что я виділ, чисто скажу,
     Но ты больше ображай
На случай внимающь мысли,
     И приліжно уважай:

Был то якій главный праздник,
     Время года весное,
Все весело, ясно, світло,
     Все было прелестное.
Вылуден сам погодою
     В тяжких мыслех без друга
Вышел на здоровый воздух
     Для прогулки на луга,
Так что на крутину горы
     Выбігнути не был труд,
Одна мысль, — и я на горі
     На прекрасной дебриці,
Между пестрыми цвітами,
     Во прелестной рощиці.
Не знаю, як в пріятном сні
     Чувствовал вся чудеса,
Восторжен як сивій сокол
     На лазурны небеса.
Довольствіем восхищен весь
     Благовонный воздух ссал,
Горіл непонятным огнем,
     Сердцем, душею плясал.
Тут зеленая рощица,
     Прохлаждающій лісок,
Білохребетны березки
     Выливали вкусный сок,
А там на окрестных полях
     Мирточки возрастают,
Ни хлад, ни стногости зимы
     Во вік не ощущают,
Тут на косматом горбику
     Столисты розы, а тут
Синьо-зеленый бервінок,
     И пестры цвіты цвітут.
Нарциссы благовонныи
     Превозносят благодать
Сыплют пріятнійший запах
     Драгоценных аромат,
По под холмик по каменьках,
     В круто-быстром ярочку
Журчащій поточок шумит
     По сребрином пісочку,
Там рыбятка золотыя
     По скалочках свивают,
Солнечной зари дражая
     Блеск лучой отбивают,
В зеленой травці прелестно
     По берешках поточка
Цвінет сиво-ока краска
     Мила незабудочка.
Свавольных, и дерзких птичок
     Громогласно піние,
Жаркій концерт, пріятное
     Тонко-щебетаніе
Непремінной весні знаки,
     Похотливый тон дает,
Сладострастное серденько
     Напрасно пробивает;
Тут на зеленой голузкі
     Страстный голубок гурчит,
Отлетівшей голубиці,
     Отсутствіе го мучит,
Тут два любящи горлички
     Радостно прилітают,
Дзьобок дзьобку прилучивши
     Подружно ся витают,
Искусно гніздочко снуют
     Из власних своих перок,
Внимательно очищают
     Всяку грязь и всяк порок,
Чтоб птенчата, яких уже
     Надежда вказует им
Возлегали, воспитались
     Покоем и сном сладким; —
Пестра бабочка тут летит
     Среди столисточних роз,
С листка к листку прилипаеть,
     Грает коло мілких лоз,
То на воздухі вертится,
     То на травку ся садит,
То зыблется цвітным лугом,
     За другочком ся валит,
Лучи мінит, пролетает,
     Найшлася с рябым другом
К верху к низу прелестает
     В перед, назад и кругом
Колько оком зазріти мог,
     Примічал там одину
Шовкотравну прохладисту
     Зеленую долину
Там сивое стадо вкупі
     И се знатнаго рода
Якое лишь спдодить могла,
     Благодарна природа,
Бродило по тучных лугах
     Любезно ся играя,
Як бы себі извістите
     Желало вся драгая;
Рогатый вол яко елень
     Летит и невнимая
Что между ним и телицой
     Есть бездна глубокая,
Юну теличку рогами
     Вкруг 1 Перейти к сноске біжя нимает,
Притулился к ней любезно
     На соглас умоляет. —
Все мене увеселило,
     И хотяй бы сердец сто
Иміл, не мог бы исполнить
     Мой восторг, тое чувство,
Бо обратився увиділ
     Неисповідимый блеск,
Занімил, удивился весь,
     И руками лишь восплеск,
И что сіе? — Предо мною
     Движется горда гора
Из патокаго золота,
     Из чистаго порфира,
Верх ней от драгих каменей,
     Велеліпно богаты
Вкусно устроенный замок,
     Огромныи палаты,
Велеліпно строеніе;
     Стіны адамантовы
Блестящих звізд превосходя
     Окна брилліантовы,
Величественныя двери
     Из кристаллов румяных
Легонько отвераются
     На завісах сребряных,
Округ райскія дерева,
     Листя: смарагд зеленый
И все прохладающа тінь,
     Воздух оживительный;
Там огромное множество,
     Толпа гомзит народов
Всякого пола, и чина,
     Различных всяких родов,
Найбольше молодых юнош,
     Сильных храбрих воинов,
Богатырей, бояр, вельмож
     Без отличія чинов,
Там и старик возмагался
     Во образі молодця,
Забыв ломотных болізней,
     Держя себе за хлопця
Укріпляся сильным жаром
     Сіду главу зачернил,
Важный золотом кошелек,
     Руки тряся, отворил,
Там подпертый кулягою,
     Бідный каліка стяжал,
Скочил хромый яко елень,
     Недуг свой неуважал;
А прелестныя дівушки,
     Украшенныя шолком,
Гнетутся, и взоры мечут
     Посміхуючись ротом,
Между тіми, покашлюет
     Без зубов и без слуха
Морщинами, и капрами
     Скарідная старуха,
Словом: то был великий сміс
     По вольшебных сторонах,
Одна радость, никака грусть
     На земли, на небесах.
Сред аметистой площады
     Стоял высокій больван,
Велеліпный всюду златом
     От верх до ног окован
На вершині отрок стоял,
     Стрілку держя во руках,
Мірял гев там безопасно
     По веселых серденьках.
Сей был прелестный Купидон,
     Сердец и чувств ніжных царь,
Тут ему с золотых стрілок
     Строен был дивный олтарь,
Сей был пречудный жертвенник,
     Ему все ся кланяет,
И той вічными судьбами
     Довольно управляет,
На жертвенниці там горіл
     Пламен неугасимый,
С восторгом тут присутствовал
     Всяк жертвы приносимый,
Служители му коварство,
     Прелесть, ніжность и обман,
Лукавство; — — всі приносили
     Дымящий тут фуміан. —
Любопытность распалила
     Мой дух; сей час приступил
К мні юнош, я о волшебных
     Містах его вопросил,
Он рек: о ты нечувственный
     От всіх живоностей сам;
Незная что Амора дом,
     И природной любви храм?
Природа его от віков,
     Воздвигла с простотою,
Искуства перст ліпотною
     Оздобил красотою.
Саму природу смілыми
     Он степенми превозощел,
Едным из древных чудес
     Світ оный храм все почел
Тут растут желаемыя
     Радости вкусны плоды,
Не требуя к полной жатві
     Способныя погоды,
Во прелестной сей заботі,
     И блаженной стороні
Насыщается серденько
     В глубочайшей тишині
Что в началі, что от віков
     Коль вселенна востала,
Мати природа щедрою
     Рукою изліяла
Вічное спокойство живет
     Тут, прохладны, ясны дни
Довольствія, вічна радость
     И обилія одни
Пріятности, согласія
     Все солодкій тон 2 Перейти к сноске
Утіхи, и любезна страсть,
     Радость, сладость с всіх сторон,
Тут юность неперестает,
     Тут старость недостигнет,
Морщина лиц, очей язва
     Бодрую мысль не пригнет,
Благих аромат разносит
     Тут по воздусі зефир,
Сладкій звук весело звінит
     Пріятных и ніжных лир,
Игры, торжества, и лики
     И плясы ежечасны
Обнятія сладки, пісны
     Любезны, и согласны
Радостію исполняют
     Тихо внимающій слух,
И притомности вперяют
     В ніжно двигущійся дух,
Который любезных в любви
     Всесильно воспламенит
Их чудесно одворожив
     Друг ко другому плінит,
Ту спішнійше прибігают
     Жарны серца с рвеніем,
Судьбу свою ожидают
     С чувственным стремленіем,
Надежда им предходит, и
     Являет світлу зарю,
И приводит рукой любви
     Их к благому олтарю,
От туда им телескопом
     Блаженство изнясняет,
Златы горы показуя,
     Жадости осіняет
В ментальном образованіи
     Колыбает сладким сном,
Обіщая увіряет
     О всем благі небесном,
Связует им вічно сердца,
     Любезны снует сміхи,
И в заемных желаніях
     Обіщает утіхи,
Непристанныя забавы
     Вказует и гев и там,
Сіе радостей жилище,
     Вот преславный любве храм. —
Я распален па толь вкусных
     И пріемных мне красот,
Жарко горіл и весь желал
     Только чудесных доброт,
Весь возмущен як осіка
     Потрясся кріпко біжал
В тую толпу вписатися
     Сердцем, душею желал,
Уже біжу ко олтарю,
     Но незнаю, якій дух
Хватил за трясущусь руку
     Сбудил печальнаго вкруг,
И шептал: не так напрасно,
     Постой посмотри той храм,
Внутреннійиииим взором, и виждь
     По обіим сторонам,
Сіе рек и спішно привел
     В сосідныя долины,
Показал пышнаго храма
     Смутныя развалины,
Се! тут місто золотых гор,
     Місто драгих каменей
Показалася пустыня,
     Дым сыровых пламеней,
Місто зеленящих лугов
     Місто миртусовых лоз,
Місто благовонных цвітов,
     И разнаго пола роз
Бодаки, драхлыя верьбы,
     Залишенный перелог,
На нем бурян, и горкій хрин,
     И колячий дикий глог.
Ужасно зрилище! місто
     Радостливых родов всіх
Напал плач, и стеняніе,
     Там уж ніт больше утіх!
Не разноситься любовю
     Сладо-страстно пініе,
Там страх, жалоба, и отврат,
     Окрутно терпіние,
Там дурно подозрініе,
     И чувства непокой рвет,
Унылость, гріх, и мерзивость
     От злых взаимных клевет.
Непріятна буря, темно
     Страшный ужас голосит
Громовый блеск, и клеветы
     По воздусі разносит,
Где ядовитая злоба
     Выливает тяжкій жаль,
Ненависть, досады, и гнів,
     Мрачны скорби, и печаль; —
То есть радость Купидона
     Сей бывает его храм,
Он на тое рукоплещет,
     О ужасный той тиран,
То бывает часто бідным
     Сред ужаснаго двора,
О ту суть слідствия любви
     То забавы, то игри!
Так всеможный лестный божок
     Весь мір одушевляет,
Ложны прелести нещастно
     На слабых розливает,
На той подвиг смішно с трона
     Позирает яко Бог,
Нещастных жертв бесчувственно
     Главы зрит у своих ног!
Я видів печальный состав,
     Толь прелестных радостей,
И слідствія ніжней любви,
     Толь нещастных пакостей,
В стремленіи удалился,
     Біжал от сластных гробов,
Презрів нещастны утіхи,
     И проклял лестну любовь.

В тексте 1 Для ритму треба читати «вокруг» (Зам. выд.)
В тексте 2 Нарушеный вірш; пропало може слово «нежный». (Зам. выд.)

Поэзии Александра Духновича. Первое издание. Ужгород: Издательство Товарищества «Просвита», стр. 42-53, 1922

Добавлено: 03-02-2018

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*