Илья Муромец

В свое будущее смотрят Илья Муромец с тоской,
С детства он не может двинуть ни рукою, ни ногой.
Как хотелось бы на поле, или в лес пойти ему.
Нет! О нет! Судьба решила запереть его в тюрьму.
Он несчастен, он калека, не похож он на людей,
Обречен он на безделье сильной немощью своей.
И сидит он у окошка, и тоскует он с утра;
«Люди добрые, зайдите! Скоро полдничать пора!»
— «Нет, Илья. Ты нам мешаешь вечной жалобой твоей.
Ты не смеешь отнимать нам наше время. От людей
Ты не требуй жертвы. Плохо, что навеки ты больной.
Виноват иль твой родитель, иль ты сам… Господь с тобой!»
И опять сидит бедняга даже в праздник, в день Христов,
Он не может насладиться свежим запахом цветов.
Надоел калека бедный всем и жить ему не в мочь,
И никто его болезни до сих пор не мог помочь.
Плачет даже он порою: «Царь небесный, Бог Отец!
Убери меня со света! исстрадался я в конец!»
Но молчит святое небо и Илья, страдая вновь,
Уж изверился в людскую и в небесную любовь…
Вот однажды летним зноем, слышит шум в сенях Илья.
«Кто пришел?» спросил он робко и дыханье затая,
И с котомками, с клюками двое странников вошли:
«Мир тебе, пригожий парень, от небес и от земли.
Сделай милость нам, желанный, дай испить водицы нам.
Трудно по свету плестися даже странничьим шагам.
Звать по-русски нас и просто. Звать нас Петр да Иван».
«Ах, ты, страничек родимый, вот воды холодный чан.
Вот и ковш бери железный — я ж подать тебе воды
Не могу — я болен, старче»,
                       «Утомился ты?.. Труды
Подкосили, бедный парень, видно, слабого тебя»?
«Нет, бессилен я с пеленок», зарыдав, сказал Илья.
«Пустяки! сказал прохожий, все пройдет!» Седой старик,
Что-то спутнику шепнувши, отвернулся.
                       В этот миг
Жутко сделалось калеке… Он боится… Он дрожит…
Старый Петр ему напиться из ковша воды велит…
Недоверчиво он смотрит, но старик как все, одет
Он по-страничьи, преклонных он по виду будет лет.
На монаха же походит спутник старца молодой,
По плечам его спустились кудри русые струей.
Кротость тихая мерцает в голубых его глазах;
(Иногда святых так пишут на старинных образах).
— «Что ты чувствуешь, родимый?» вопрошает Петр Илью.
— «Да, как будто силы больше я в себе теперь таю».
— «Ну, еще-ка выпей, парень». Ковш с водой он подает.
Смотрит, он, как исцеленный из ковша послушно пьет.
«Чуешь силу?» «Чую», молвит жизнерадостный Илья,
«Весь бы мир перевернул я, вырвал с корнями бы я».
«Слава Богу», молвил старец, «что открыл себя он нам».
«Но, корней не вырывая, дело есть богатырям…
«И теперь не сомневайся и иди всегда вперед.
«Богатырь ты будешь славный и прославишь весь твой род:
«И отец твой не виновен, ты не сделал тоже зла,
«Бог хотел нарочно ныне проявить свои дела,
«Чтоб взошла на темном небе славы светлая заря,
«Чтобы матушке-России снова дать богатыря»…
И Илья шагнул… О чудо! Он здоров, он исцелен!
Он не верит даже счастью, что ходить умеет он…
А старик и спутник старца, с умиленьем на Илью
Поглядев, взялись поспешно за котомочку свою.
«Поспешим скорей к другому, также ждут нас.
                                                                   Поспешим!»
И мгновенно странник юный стал в избушке невидим.
«О прими же, добрый старец, эту торбу с серебром.
«Пригодятся тебе деньги в долгом странствии твоем!»
Но, промолвил старец строго: «Ты ошибся! Благодать
Не дается для отплаты, а чтоб счастье познавать!»
И упал Илья в смущеньи к старца чудного ногам,
Давши волю неизвестным до сих пор еще слезам,
А когда Илья очнулся и выходит на порог,
Видит что, исчез и старец, но Илья не одинок:
Для него доступно царство впечатлений и мечты,
Для него порхают пташки, для него цветут цветы,
И ему доступны ныне светлый луг и темный лес.
Все молящее земное, все дающее небес.
Может он десницей мощной супостатов победить,
Русь великую прославить и ее освободить,
Может светом богатырским осиять ночную тьму.
В двух прохожих проявилась сила Божия ему!

М. Исакова. Мои стихи. СПб.: Типография товарищества «Общественная Польза», 1913

Добавлено: 31-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*