Именем любви

  (30 Июня 1680 года).

День голубой занялся над Мадридом,
Томительно палящий летний день.
Но не садов живительная тень
Влечет толпу: великолепным видом
Порадовать готовится король
Свой пышный двор и уличную голь.

Стук топора и визг пилы был слышен
На площади шестнадцать долгих дней.
Там лабиринт воздвигнут галерей
И ярких лож… Как дам убор там пышен,
Как рыцарей галантны вид и речь!
Жидов и ведьм сегодня будут жечь.

Чу! Близятся… Неясный гул движенья…
И замер дух у зрителей в груди,
С мечами трубочисты впереди…
А вот и те… Бредут, как привиденья,
Босые все, со свечками в руках,
В сорочках белых, в страшных колпаках.

С хоругвями, с эмблемами, крестами
Святая инквизиция грядет, —
Монахи, патеры, епископы… Народ
Подался и глубь бурливыми волнами,
И с верхних лож благочестивый двор
На сцену устремил горящий взор.

Пришли… Стоят с покорностью печальной…
И зашумела буря голосов:
«Огня, огня! Долой еретиков!»
Но вдруг… Что там? Раздвинув круг опальный,
Фигура отделилась… Вот, она
Пред троном королевы склонена.

И кто-б решил: которая прекрасней
Была из двух? Она-ль, к порфире чьей
Летел восторг бесчисленных очей,
Иль та, которой не было несчастней
Под солнцем, озарявшим этот миг?
В слезах был весь марранки 1 Перейти к сноске юной лик.

«О, сжальтесь, королева, надо мною! —
Она шептала, руки заломив: —
Пятнадцать лет всего мне… Суд правдив,
Но умереть так рано!.. Я-ль виною,
Что Богу сил есть в мире тьма имен,
Что мой закон — моих отцов закон?»

Здесь — гнева крик, там — шепот изумленья…
Надежды луч и леденящий страх…
У королевы слезы на глазах,
Дрожит рука, — и кроткий звук прощенья
Сорваться с уст трепещущих готов:
На короля глядит она без слов.

Но вот уста задвигались сухие
(Великий инквизитор встать спешит):
«Король Христовой церкви! Враг не спит…
Отринь скорей его наветы злые,
Сверши свой долг!» И, руку вверх подняв,
Король в ответ: «Клянусь, отец, — ты прав».

И эта клятва мрачными попами
Повторена… Раздался слабый стон —
И грянуло аминь со всех сторон,
И вспыхнуло свирепой казни пламя!
Багровый дым поднялся к небесам
Хвалой Тому, Кто был замучен сам.

В тексте 1 Марранами назывались в Испании евреи-выкресты, вновь обратившиеся к религии предков.

П. Я. (П. Якубович-Мельшин.) Стихотворения. Том I. Шестое издание. СПб.: Просвещение, стр. 236-238, 1910

Добавлено: 07-01-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*