Интервью с вешалкой

 Посередине огромного зала под светом софитов висела яркая, нарядная люстра. Она была создана из красивых металлических завитков, которые придавали ей благородства и изящества. Все посетители театра восхищались работой Мастера и любовались люстрой. А когда свет в зале выключался, под потолком происходили настоящие чудеса. И если прислушаться, то можно было услышать интересный разговор:

– Вешалка, дорогая, расскажите нам увлекательную историю своей жизни. Ведь вы стольких знаменитостей повидали, в стольких шкафах поработали.

– Да, вся моя жизнь сплошное служение прекрасному. Кого я только не держала на руках! А скольких вывела в свет! Помню одно воздушное атласное платье. Оно было красиво, но неприкаянно. Красота, лишенная восхищения, чахнет, знаете ли… Так вот, однажды атласное платье встретило своего человека и завертелось… Это была любовь с первого взгляда. Вечеринки и светские рауты. Выходы в высший свет. Я так радовалась за милашку. Но в один прекрасный момент оно упорхнуло, не простившись, и больше я о нем ничего не слышала.

– Говорят, вы служили и в правительственной структуре?

– О да, – вешалка мечтательно закрутила висящую на ней нитку. – Это был отдел норковых шуб. Их носили жены ответственных работников. В весе, наполняющем каждую, чувствовалась важность выполняемой миссии. Я перезнакомилась со всеми. Очень милые дамы, знаете ли… Но то ли нервная работа , то ли моль, износились… и мне пришлось искать другое место.

– Говорят вы даже были знакомы со шваброй?

– Да, было дело. Меня оклеветали и убрали с глаз долой. Пришлось какое-то время соседствовать со шваброй, граблями и даже огнетушителем. Простые, но очень и очень достойные обитатели. И я отдохнула, и им будет что вспомнить. Ведь не каждый день встречаются такие важные персоны. Дальше передней их обычно не пускают.

– А что было дальше?

– Потом обо мне вспомнили и взяли на работу в мастерскую для муз. А именно, в театр. Там были сплошные творческие натуры. Правда, у одних слишком много пыли, у других нафталина, иные слепят глаза. Так что атмосфера часто бывала несколько удушающей. А их капризы: то не помни, а это загнулось. Иногда хотелось выскользнуть и упорхнуть. В целом я была довольна. И все же мечтала о другом. Хотелось полета, высоты, и не носить тяжесть бремени на плечах, а светиться от счастья. Однажды меня заметил Мастер.

– И вот я здесь. Мечты сбываются, если в них верить, – произнесла вешалка, которая теперь была частью театральной люстры, тем самым металлическим завитком, который придавал ей благородства и изящества и светился от счастья.

Добавлено: 23-06-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*