Испытание полночи

Чу! захрипев, часы сердито
Бьют полночи угрюмой час,
Насмешливо и ядовито
Отчета требуя у нас:
— Кому, какой служа святыне,
Свой день употребили мы? —
Увы! мы шли путем гордыни,
Мамона, ереси и тьмы!

От Бога правды — Иисуса
Мы отрекались со стыдом;
Рабы притупленного вкуса,
За Валтасаровым столом
Лизали руки грубой силе,
Слуге презренному земли;
Над тем ругались, что любили,
Тому молились, что кляли!

Мы беззащитных огорчали,
Всех, презираемых толпой,
Лобзанья Глупости давали,
Быку с огромной головой;
Хвалили сон и отупенье,
Своим цепям несли привет
И омерзительного тленья
Благословляли тусклый свет.

И все, чем молодость богата,
Чем светел гордый дар певца,
В самозабвении разврата
Мы унижали без конца:
И объедались до упаду,
И упивались мы вином…
Задуем же скорей лампаду,
Потонем в сумраке ночном!

Примечание переводчика.
LVIII. L’examen de minuit.
La pendule, sonnant minuit…

Отдел «Сплин и идеал». Стих LVIII.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 15-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*