Иван-богатей

Жил-был Иван-богатей, и дом у него был выведен хороший, и флигель свежий. Достаток в доме был; двор новый, крепкий и во дворе скотина добрая, — и лошади, и коровы, и овцы, и свиньи. Все есть. Собака гладкая, кот спит бесперечь на печке. И сам Иван сытый да гладкий, и хозяйка у него крупичатая. К обедне в воскресный день идут, — одно слово, купцы. Жил Иван с хозяйкой своей крепко, хозяйство вел исправно, а всего-то был у него один работник. Чужого Иван-богатей не возьмет, а своего не упустит; и взыскивает со всякого с понукою.

Вот и заходит как-то к Ивану-богатею странник с пути и просит пустить его ночевать.

Иван-богатей в новый дом его не зовет: зачем чужого человека пускать?

— Ступай, — говорит, — во флигель, там и переночуй. А тут нам и самим тесно.

— Нет, хозяин, — говорит странний человек, — уж ты, того, пусти меня в дом. Не ладно мне одному во флигеле ночевать.

Он это говорит, а хозяйка услышала разговор их и встревает:

— Ничего, — говорит, — пускай и во флигеле переспит. Чего нищую братию к дому-то приваживать; незамай, для них отхожая клеть отведена.

А странник все на своем стоит; вот хозяин жене и говорит:

— Ну, чего там… Пустим его переночевать. Худого-то от него ничего не будет!

Ну, потолковали, поспорили, а напоследок и впустили странника в дом.

Вот только поутру раным-рано хозяин и гонит странника из дому:

— Ступай, — говорит, — не заживайся. Да только смотри, не сказывай никому, что ты у меня ночку в доме переночевал, а то от вашей нищей братии отбою не будет!

Говорит ему в ответь нищий:

— Благодарим, покорно, хозяин, за теплый ночлег, за приветливое слово, а только не гони ты меня вон из дому, дозволь, коли милость твоя такая будет, еще ночку переночевать.

Нечего делать, как же ты его на стыдь, на холод выгонишь?

— Ладно, — говорит хозяин, — ночуй еще ночь.

Он другую ночь переночевал, а на утро опять молит-просит и третью ночь его у себя оставить.

— Что ж, — говорит хозяин, — видно, делать-то нечего, пускай ночует и третью ночь…

Ну, а уж на третий день, пораненько, хозяин страннику и говорит:

— Вот что, любезный, теперь уже не прогневайся, а иди своим путем дальше…

— Покорно благодарю, хозяин, — говорит странник, — за приют, за хлеб, за соль за твою. А только вот что я тебе скажу, и ты это упомни: сегодня великое несчастие с тобой будет. Коли станешь ты Бога молить, — милость Его тебя спасет. А не станешь молить, так ни за что пропадешь, и будет тебе худо!..

Сумку на плечи вскинул и ушел. Пошел хозяин к жене и говорит:

— Вот, старуха, дело-то какое: сказывал мне странник, что нынче мне великое несчастие будет, и что, может, я и в живых не останусь!..

А хозяйка и говорит:

— И, батюшка, всех странников-то слушать — и уши завянут… Мало ль что ходят да болтают. А ты запрягай лошадь да поезжай долги собирать!..

Хозяин подумал-подумал, да и говорит:

— И то правда!.. Чего их слушать-то!..

Ну, вот, кликнул работника, приказывает ему лошадь закладывать. Работник запряг, а хозяин один и поехал со двора…

О ту пору послал Господь снега хорошие; поднялась в поле метелица, всю дорогу заметает, глаза порошит. Ехал-ехал Иван, да и стал посреди поля. Некуда, значит, ехать.

Ну, выпряг коня, привязал его к саням, а сам в сани забрался, чтоб от ветра оборона какая ни на есть была. И стало вокруг темно, и свету Божьего не видно. Видит Иван-богатей, дело-то худо выходит. И вспомнил он, что ему странник сказывал, и взмолился он Господу усердно и всем святым. Только мало сгодя, —  затихать стала непогода. Встал Иван-богатей, лошадь запряг, сел, — лошадь и пошла сама собой.

Ехал-ехал мужик, и приезжает, наконец, к дому высокому, а какой это дом, — Иван-богатей не знает.

Оглядел его Иван-богатей и подумал:

«И хорош же дом выведен! Мой хорош, а куда же ему с этим тягаться?..»

И видит Иван-богатей, что выходят к нему ангелы встречать его, и что выслал их из дому Сам Господь. Взяли ангелы коня под уздцы и распрягли его. Вошел Иван-богатей в сени, а Христос ему и говорит:

— Будь здоров, Иване… Входи сюда. Это Я намедни гостил у тебя трое суток в доме. Погости же теперь и ты у Меня!.. Ангелы, сведите Ивана в нижнюю комнату ночевать!..

Повели ангелы Ивана в нижнюю комнату, а там — одно окно, и одна кровать у стены стоит.

Жутко, не по себе стало Ивану-богатею в этом покое.

«Помереть, — думает, — не помру, а каков встану, — того не знаю!..»

Однако, на кровать лег и заснул, как убитый. На утро просыпается, и ангелы к нему в покой входят.

— Вставай, — говорят.

Посмотрел Иван-богатей на себя, а на нем все платье истлело, — нет ничего.

И говорит Иван-богатей ангелам:

— Рад бы я встать, да, вишь, нет на мне одёжи… Как же я встану?

— Перекрестись, — говорят ему ангелы, — и вставай с Богом.

Иван-богатей перекрестился, и стало на нем платье, как прежде было, и сам он себя куда бодрее почувствовал, нежели накануне.

Вот пришел Иван-богатей в сени, сел на лавочку, и так ему с чего-то взгрустнулось сразу, что заплакал он и стал проситься домой его отпустить…

— Отпустите меня домой, — говорит, укажите только дорогу, куда мне свернуть, а уж я и сам до дому доберусь.

А Христос ему и говорит:

— Погости, Иване, у Меня. Я у тебя, любя, выгостил три дня и три ночи!.. Оставайся пока тут…

Ну, свели ангелы Ивана-богатея опять в нижние покои, только там теперь два окна было. Лег он на кровать, и вдруг истлело на нем все платье, и стало тело его словно еловая кора… Испугался даже Иван, — жутко ему стало, и подумал он:

«И жив я останусь, да каков я после-то буду, — и подумать страшно!..»

На утро приходят ангелы и говорят ему:

— Вставай!

— И рад бы я встать, да на мне одёжи нет, и все тело у меня словно еловая кора!..

— Перекрестись, — говорят ему ангелы.

Иван-богатей перекрестился, и все сталось, как и вчера было: и одёжа на нем прежняя одета, и с тела кора еловая сошла…

Стал Иван-богатей слезно домой проситься; Христос ему и говорит:

— Погости у Меня, Иван, еще денек. Я у тебя, любя, выжил трое суток. И вот тебе три ключа, — два железных и один золотой. А что делать тебе с ними, — сам узнаешь потом.

И повели Ивана-богатея ангелы Божьи в покой и отперли перед ним дверь; а за той дверью указывают ему еще три двери.

— Отвори, — говорят, — Иван, железными ключами вон эти двери. А коли духу у тебя хватит, и третью дверь отомкни золотым ключом и посмотри на чудо-чудное, на диво-дивное!..

Осмелел тут Иван, повеселел. «Ну, что ж, — думает, — теперь уж скоро я и дома буду. Незамай, я все повысмотрю, потому — хоть у меня дом и хорош, а куда ему супротив этого; седьмой доли не стоит!..»

Отпер Иван-богатей первую дверь железным ключом и видит, — огненная пещь… Ну, он поскорее притворил дверь. Другую отомкнул, — и видит колесница огненная, бесово утешение. Он и эту дверь поскорее притворил, — чего там смотреть. Диви бы  хорошее что!.. А как подошел к третьей двери, и тут оторопь его за сердце взяла, а только он все ж таки и эту дверь отворил…

Отворил он третью дверь, и видит — царство небесное воссияло, и смотреть-то больно, — глаза слепит… А     посреди царства небесного его работник стоит!…

— Запирай, — торопят Ивана ангелы.

Он и запер дверь. Запер он дверь, и сейчас его ведут в сени. Христос его и спрашивает:

— Ну, Иване, отворял ли ты дверь железным ключом? Что ты видел там?..

— Пещь огненную видел, — говорит мужик, — вот что!..

— Ну, это твое место, Иване… Быть тебе там, коли не одумаешься!.. А вторую дверь отпирал? Что ты там видел?..

— А видел я, — говорит Иван-богатей, — огненную колесницу, бесово утешение…

— Ну, — говорит Христос, — это для твоей жены место. Ей на колеснице той и ездить. А третью дверь золотым ключом отпирал, Иване?..

— Отпирал и третью дверь золотым ключом, — говорит Иван-богатей. — И увидел я, как царство небесное предо мной воссияло. А посередь царства небесного видел я работника своего.

— Ну, это для твоего работника место и уготовано… Ступайте, ангелы Божьи, закладайте коня Ивану, — пускай он домой едет!..

Вот приезжает Иван-богатей к себе домой, — коня не выпряг, так, посреди двора его и оставил; вошел в горницу, а хозяйка его там сидит. Вот он и говорит хозяйке:

— Что, жена!.. А ведь я на том свете был…

Хозяйка испугалась. «Вот, — думает, — поехал долги собирать да с ума и спятил!..»

— А где работник, — спрашивает, — жена?

— А за сеном поехал.

— Пойди, — говорит Иван-богатей жене, — на сеновал, не приехал ли?..

Она пошла на сеновал, а работник и впрямь — там уж. Вот она заплакала, да и говорит ему:

— Пожалей меня, потужи о горюшке моем горьком: приехал хозяин-то домой да не в своем уме. Ступай, — тебя кличет.

Пошел работник к хозяину.

— Что, говорит, — тебе от меня надо?..

— А вот что, добрый человек, — говорит Иван-богатей, — продай-ка мне свою жизнь на том свете?..

Подумал-подумал работник, что ему на это отвечать, да и говорит:

— Слышь ты, хозяин. Вот у тебя и дом свой есть, и добро всякое… А у меня — нет ничего… Чего, хозяин, моя жизнь стоить?.. Ничего она не стоит.

— Ну, — говорит хозяин, — это мое дело. Отдай мне свою жизнь на том свете, а себе возьми все, что есть у меня, — оставь мне только хлеб, что в брюхе есть, да платье, что на мне.

— Ладно, — говорит работник.

Ну, вот Иван-богатей и ушел с своей женой в монастырь Богу молиться. А там и работник — подумал-подумал, роздал все свое имение нищей братье и опять пошел в батраки…

Русские народные сказки. Том 1. М.: Типография Товарищества И. Д. Сытина, 1912

Добавлено: 12-01-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*