Из «26 камней»

Прости АфСол, беспечный муж и лирик.

За эти пять иль восемь лет
Не я ли птица клокочущая в мире
О том что есть иное на земле?

О, родина, где свищут филины
Рокочут псы раскачивая муть
Приди звенеть рожком автомобильным
И черпать фонарем растекшуюся тьму.
Колоколов протяжен голос
(Так надоедлив звонкий шмель)
Птенцу до клетки путь не долог,
Как и разбойнику к тюрьме.
В реке утопленницы звезды
Все тех же фонарей цветет горячий мак
Так иногда в кипящий воздух
Отчаянно врывается чума.

Приближусь я, как девушка, как инок
(А встреча непреложна и остра)
Тебя обнять приветливая Нина
И вероломная сестра.
И мысли, как дожди прольются:
Погибну — кто придет рыдать?
Проспекты — каменные блюдца
Перегорелая вода.

январь, 1923

В кибитке вдохновенья. Имажинисты / Афанасьев-Соловьев, Полоцкий, Ричиотти, Шмерельсон. Пг.: Типография Петроградской окружной военно-полититической школы им. Фр. Энгельса, 1923

Добавлено: 06-07-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*