Из истории борьбы с пьянством

— Дозвольте вина полбутылочки, — сказал Иван Непомнящий.

— Вина больше не существует! — возразила сиделица, доставая из-под стойки бутылку, на этикете которой над изображением мертвой головы напечатано было крупными литерами: «Яд». — Имеется только яд. Вам какого яду полбутылки? Казенного или столового?

— С красной головкой дозвольте, — сказал Иван Непомнящий. — Травиться так травиться.

— Вы так не смеете говорить! — обиделась сиделица. — Здесь не корчма, а казенная винная лавка. Здесь людей не отравляют. По-настоящему, следовало бы позвать городового и отправить вас в участок.

— Одначе, на самом ярлычке напечатано, что отрава и заместо орла шкелет, — возразил Иван Непомнящий.

— Во-первых — внушительно заметила продавщица, — это не скелет, а Адамова голова, и это есть знак министерства финансов, за оскорбление которого вы подлежите наказанию по статье. А во-вторых, ни про какую отраву здесь не напечатано. Здесь напечатано просто — яд, и это надо понимать не в грубом смысле, а в смысле попечительства о народной трезвости.

Несколько смутившись, Иван Непомнящий сунул в карман бутылку и поспешно вышел на улицу. Несмотря на переименование казенного вина в казенный яд, подворотня, в которой Иван Непомнящий имел обыкновение распивать приобретенные в казенке питие находилась на старом месте, и постовой городовой по-старому старался не замечать того, что делается в подворотне.

Иван Непомнящий, оправившись так же быстро, как быстро он пришел в смущение, юркнул под гостеприимный кров, машинальным, почти инстинктивным жестом вышиб у бутылки пробку и, запрокинув голову, смаху вылил себе в глотку все содержимое бутылки.

Иван Непомнящий сплюнул — это вполне заменяло ему закуску — утер губы рукавом и сказал:

— Такого яду, ежели побольше да почаще, так и умирать не надо.

И пошел назад в казенку, чтобы обменять пустую посуду из-под яда на деньги.

*

— Дозвольте яду полбутылочки! — сказал Иван Непомнящий.

— Яду никакого нет! — возразила продавщица, доставая из-под стойки бутылку, на этикете которой, над изображением геенны огненной, напечатано было крупными литерами: «Смертный грех». — Имеется только смертный грех. Вам какого смертного греха полбутылки? Казенного или столового?

— Дозвольте согрешить с красной головкой, — сказал Иван Непомнящий.

— Попрошу вас так не выражаться! — вспыхнула сиделица. — Здесь не блудное место, не притон, а казенная винная лавка. Здесь не грешат, а отпускают ректификованный смертный грех в интересах народной трезвости, сорокаградусной крепости, без всякого обмана.

Иван Непомнящий отправился в знакомую подворотню, в которой раньше он распивал казенное вино, а потом казенный яд, и с удовольствием распил казенный смертный грех.

*

В казенных винных лавках последовательно продавали с целью отвратить Ивана Непомнящего от пьянства:

Настойку из клопов и тараканов, с изображением, на месте бывшего орла, клопа и таракана.

Черную смерть, с изображением полусгнившего трупа.

И, наконец, меньшиковку, с изображением, на месте бывшего орла, г. Меньшикова в виде мокрой курицы.

Но Иван Непомнящий брал и относил в подворотню и таракановку, и черную смерть, и меньшиковку.

Тогда для всех стало очевидным, что такая борьба с пьянством не стоит выеденного яйца, и Государственная Дума решила вернуться к старой простоте.

Отдел «После 17-го»

Влад. Азов. Цветные стекла. Сатирические рассказы. Библиотека «Сатирикона». СПб.: Издание М. Г. Корнфельда. Типография журнала «Сатирикон» М. Г. Корнфельда, 1911

Добавлено: 29-05-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*