Из пережитого (Мой незнакомый друг! Быть может, вы забыли…)

Мой незнакомый друг! Быть может, вы забыли
Меня уже давно: прошло ведь много дней
С тех пор, как вы за мной заботливо следили
Любовью нежною, внимательной своей;

С тех пор, как я всегда, повсюду вас встречала
И даже в Ницце, здесь… Внезапный мой отъезд
Причиной был тому, что вас я потеряла
Из вида, — как и вы меня средь чуждых мест.

Зачем же память дней минувших так живуча?!
Зачем же к счастью рвусь тревожною душой,
А в сердце так любовь и пламенна, и жгуча,
Хоть мой спокоен вид, и взгляд бесстрастен мой?…

Мой друг! вы так меня глубоко уважали,
Что, следуя везде настойчиво за мной,
Вы о любви своей мне слова не сказали —
— Лишь говорил ваш взгляд, глубокий и живой!..

Надежды на судьбу благую возлагая,
Вы ждали случая представленным мне быть;
Но шутит зло судьба, людьми повелевая,
И надо бы порой суметь заговорить.

Побольше смелости, поменьше уваженья
К любимой женщине полезны бы порой,
И сделать первый шаг, мой друг, не преступленье,
Когда знакомство с ней влечет он за собой!

Но, впрочем, тут была сама я виновата:
Доверья, смелости вам вид мой не внушил,
И мой печальный взгляд, всегда тоской объятый,
О равнодушии вам только говорил.

Не знали вы, мой друг, кок я тогда страдала,
Как жизнь казалась мне печальна и мрачна;
Как, ею тяготясь, я смерть лишь призывала
И телом, и душой измучена, больна!

Средь этих тяжких мук, отравленных сомненьем,
Когда застыла грудь и охладела кровь,
Единственным порой служила утешеньем
Мне ваша чистая, безгрешная любовь!..

Одной отрадою являлось мне сознанье,
Что где-то там живет мне милый человек,
Который пожалеть бы мог мои страданья,
Быть может, разделить мой одинокий век…

Но — Боже! Мне-ль питать надежды обольщенья
И мне ли счастья ждать, усталой и больной?!
Когда и жизнь влачить мне лишь одно мученье,
Могла ли думать я быть чьей-нибудь женой?!..

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

А ты, моя любовь, и счастье, и мученье,
Мой светлый идеал, мой незнакомый друг,
Один лишь ты поймешь и радость, и сомненья,
Любви пленительной таинственный недуг!

Один лишь ты поймешь, — затем что разделяешь
Те чувства странные: — затем, что любишь ты;
И любишь ты, как я, — кого? И сам не знаешь,
В ком видишь идеал духовной красоты.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Надежда Броницкая. Отголоски жизни. Том I. СПб.: Типография Товарищества А. С. Суворина «Новое Время», 1913

Добавлено: 03-08-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*