Из поэмы «Недавнее»

Замолкло все в краю печальном.
О рабской доле мужика
Еще поют в изгнанье дальном
И в душном мраке рудника.

Народ, как вол в ярме тяжелом,
Из леса в поле, с поля в степь
В поту влачит — еще монголом
Навеки скованную цепь;

Напрасно ищет в лютой сече,
В бегах и воли, и земли…
Увы, залито кровью вече,
Разбитый колокол в пыли.

Тот, в ком жива еще свобода,
Идет в неведомый простор,
Где смерть грозит, мертва природа,
У ледяных морей и гор.

Под грохот бури, чаек крики
И треск ломающихся льдин,
Там снова Новгород Великий —
Себе слуга и господин.

Среди чужой, враждебной шири
Запрета нет душе родной, —
И в глубь таинственной Сибири
Бегут неведомой тропой…

И у немотствующей чуди,
У странных обликом татар
Вольней нести могучей груди
Былой свободы вещий дар.

А позади — в порыве злобном
Звучат среди родных полей:
Смех палача на месте лобном,
Да из застенка свист плетей.

Как будто каторжник клейменый,
Святая Русь — самой судьбой
К могиле улицей зеленой
Идет, гонимая сквозь строй…

И вот… когда не стало мочи,
Казалося — спасенья нет,
Раздалось вдруг во мраке ночи:
«Молись народ — да будет свет!»

В глушь позабытого острога,
Светлы, обильны, горячи,
Рвались посланниками Бога
Свободы дивные лучи.

Родной земли открылось лоно…
О жизнь, о счастье юных лет!
И пали стены Ерихона
Под этот клич: «Да будет свет!»

Да будет свет, любовь, свобода,
Добро и правда на Руси…
Заря весенняя народа,
Вернись и вновь нас воскреси!

Ты видишь: сумерки нависли,.
Мороз грозится на полях…
Слабеет песня… тускнут мысли…
Тоска — в душе и в сердце — страх…

Но тот, кто жил в святые годы
И созерцал их божество, —
Тот не поверит в смерть свободы
И мрака злое торжество.

Пусть гаснет день, пусть неизменный
Идет кошмар забытых лет…
Мы помним голос вдохновенный:
«Проснись, народ, да будет свет!»

Пилат пусть руки моет снова,
Распнут свободу наконец,
Она опять — под это слово
Воскреснет в тысячах сердец.

Ред.: Залито кровью вече и т. д. – речь идет о гибели вечевого строя Древнего Новгорода; звон большого колокола оповещал граждан города о созыве народного собрания. Новгородская феодальная республика для деятелей освободительного движения XIX века (особенно декабристов) была вдохновляющим прообразом русской свободы.
Чудь – старинное название финских племен.
И пали стены Ерихона. Ерихон; здесь имеется в виду отмена крепостного права в 1861 году.
Пилат – римский наместник в Иудее; как рассказывается в Евангелии, он дал согласие на казнь Христа, по обычаю «умыв руки».

Цикл “Последние стихи”

Стихи. Издание второе. 1865 – 1901 г. СПб.: Типография А. С. Суворина, 1902

Добавлено: 10-12-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*