Из современной мудрости

I.

                Четырнадцати лет
Узнал он женщину… Спокойная такая
Она была. И лучших сил расцвет,
         Как плод запретный рая,
Та женщина спокойная взяла.
Но, будучи несложна и проста,
Матреша грез его не понимала.
А в нем душа рвалась вперед, искала
Иль жизненной задачи, иль креста!
Тот крест представился под видом преступленья.
— Дерзнуть убить — задача так проста,
Но и сложна — лишь смелость, вид уменья!
         Потом, потом, потом… убить себя!

II.

Он жил себя «особенно» любя,
         Без страха он терял места и службы,
И втягиваясь в жизнь, познал всю дрянность дружбы,
Товарищества пошлость, бред идей.
Ему дались способности такие,
Что удивлялись все его родные,
Пугались смелости ребяческих затей.
Он сыном был невзрачного дьячка,
И привезен он был издалека,
В гимназии он шел особняком,
Он говорил, что он рожден дьячком,
Нисколько не стесняясь, горделиво
Он говорил урок так свысока,
Так четко, внятно, звучно и красиво,
Что благородил он собой дьячка.

III.

Случалось, преднамеренно он брал
Направо, а потом, как бы случайно
Налево шел. Нещадно бичевал
Себя он за оплошности, вдвойне за бичеванья,
И сам он над собою хохотал,
Чтоб проблески бы заглушить страданья…
Мудрец, ломая совесть пополам,
Швырнул как роскошь эту совесть,
Гордяся тем, что он немного «хам».
Правдиво-возмутительная повесть!

IV.

Потом телец явился золотой.
Вот применить где надо ухищренье…
Никто не удержал его и все покрылось тьмой…
Иссякли в нем совсем любовь и впечатленье…
А если мысль хоть светлая одна
И пробуждалась в этом господине
Среди распутных женщин и вина,
Она являлась, верно, по причине
Фантазии развинченной — фантазия одна
И нервы слабые, душевно болен век!

V.

И вдруг погиб нежданно человек.
А кто убил, стоял, собой любуясь,
И с жадностью следил, как мозг течет на кровь.
«Не победим», сказал смеясь, красуясь
Он пред судом, «плевать мне на любовь,
«Но милосердие — гнилое состраданье!..
«Но силу проявить — одно мое желанье!»
И с аппетитом яд спокойно съел,
Смеясь в лицо всем тем, кто был у дел.
Когда ж все ждали слышать тяжкий стон,
Вздохнувши перед смертью, улыбнулся
И с этою улыбкой помер он.
Смысл жизни мудреца стрихнином не коснулся.

М. Исакова. Мои стихи. СПб.: Типография товарищества «Общественная Польза», 1913

Добавлено: 06-04-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*