Из зеленой тетрадки

I

Холодный ветер разметал рассаду.
Мрак, мертвый сон и дребезжанье штофов…
Бодрись, народ! Димитрий Философов
Зажег «Неугасимую Лампаду».

II

А. Рославлев

Без галстука и чина,
Настроив контрабас,
Размашистый мужчина
Взобрался на Парнас.
Как друг, облапил Феба,
Взял у него аванс
И, сочно сплюнув в небо,
Сел с Музой в преферанс.

III

Почему-то у «толстых» журналов,
Как у толстых девиц средних лет,
Слов и рыхлого мяса немало, —
Но совсем темперамента нет.

IV

Читатель

Бабкин смел, — прочел Сенеку
И, насвистывая туш,
Снес его в библиотеку,
На полях отметив: «Чушь!»
Бабкин, друг, — суровый критик,
Ты подумал ли хоть раз,
Что безногий паралитик
Легкой серне не указ?..

V

Стилизация

К баронессе Аксан’Грав
Влез в окно голландский граф.
Ауслендер все до слова
Записал из-под алькова,
Надушил со всех сторон
И отправил в «Аполлон»;
Через месяц — деньги, лавры
И кузминские литавры.

VI

Тонкая разница

Порой вам «знаменитость»
Подаст, забыв маститость,
Пять пальцев с миной льва.
Зато его супруга
(И то довольно туго) —
Всегда подаст лишь два.

VII

Немало критиков сейчас,
Для развлечения баранов,
Ведут подробный счет опискам…
Рекомендую в добрый час
Дать этим мелким василискам
Губернский титул «критиканов».

VIII

В альбом Брюсову

Люди свыклись с древним предрассудком
(Сотни лет он был бессменно свят), —
Что талант не может быть ублюдком,
Что душа и дар — сестра и брат.
Но теперь такой рецепт — рутина
И, увы, не стоит ни гроша:
Стиль — алмаз, талант, как хвост павлина,
А внутри… бездарная душа.

<1912>?<1922>

Цикл на одной странице

Сатиры. Книга 1. Новое дополненное издание. Берлин: Издательство “Грани”, с. 131-133, 1922

Дополнение:

Из зеленой тетрадки

<IX>

Два боксёра друг другу расквасили рыло,
И один закачался, икнул и упал,
А другой дожидался корректно и мило,
Чтоб упавший коллега очнулся и встал…
Публицисты-газетчики! Вы лишь без пауз,
Злобно перья вонзая друг другу в виски,
Наливаетесь желчью и уксусом кляуз
И упавшего рвёте, как псы, на куски.

<X>

О Господи, ужель и после смерти
В разноголосом пробужусь концерте?
В каком-нибудь предбаннике глухом
Бакунин в стол ударит кулаком,
Катков с Плехановым заспорят о России,
Народники свои разложат хрии,
И Ленин, с исступленностью удава,
Всех оглушит налево и направо…

Ред.: О происхождении названия цикла можно говорить предположительно. Видимо, у поэта была тетрадь зеленого цвета, куда заносились произведения эпиграмматического жанра и которую он вывез за границу. В 1925-1926 годах эта авторская рубрика была продолжена циклами эпиграмм политического содержания.
Ред.: Дмитрий Владимирович Философов (26.03(07.04).1872–04.08.1940) – литературный критик и публицист религиозно-философского направления. Его сборник статей по церковным и религиозным вопросам “Неугасимая лампада” вышел в 1912 году – эпиграмма, по-видимому, явилась непосредственным откликом на это событие.
Александр Степанович Рославлев (01(13).03.1883–10.11.1920) – поэт, эпигон символизма, колоритная фигура петербургской богемы.
Аксан’Грав (accente grave) – надстрочный орфографический знак во французском языке.
Сергей Абрамович Ауслендер (18(30).09.1886–22.10.1937) – писатель-декадент, создавший ряд жеманных стилизаций из галантной жизни Франции XVIII века.
“Аполлон” – эстетический литературно-художественный журнал, выходивший в Петербурге в 1909-1917 годах, вокруг которого группировались символисты, а затем – акмеисты.
Василиск – мифическое существо, в котором соединены дракон, змея и птица. От его взгляда погибало все живое.
В альбом Брюсову – эта неприязненная оценка Брюсова, высказанная в эпиграмме, видимо, не случайна: сравните ее с выводом Юлия Исаевича Айхенвальда (12(24).01.1972–17.12.1928): “Брюсову не чуждо величие преодоленной бездарности” (Айхенвальд. Силуэты русских писателей. Том 3. Берлин: 1923). Вообще, современники на редкость единодушно характеризуют Брюсова как человека малоприятного, признавая при этом его версификационное мастерство, обширность познаний, организационные способности (смотрите воспоминания М. Цветаевой, В. Ходасевича). Впрочем, сам поэт дал повод для подобных толкований своей личности, бросив вызов обществу своей поэтической декларацией:

Быть может, все в жизни лишь средство
Для ярких певучих стихов,
И ты с беспечального детства
Ищи сочетания слов.

Кузминские литавры – известно, что Ауслендер приходился племянником Михаилу Алексеевичу Кузмину (06(18).10.1872–01.03.1936).

Добавлено: 06-08-2016

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*