К малабарке

Пластичностию форм и грациею смелой
Внушила-б зависть ты и самой гордой белой!
От бархатных очей, горящих как алмаз,
Задумчивый артист не оторвал бы глаз.
Цветку лазурных стран, тебе одно знакомо —
Раскуривать чубук для господина дома,
Из шалаша бродяг-москитов прогонять,
Кувшины звучною водою наполнять
И по-утру, едва зашелестят платаны,
На рынке покупать фисташки и бананы.
Босая, ты идешь — куда зовет мечта,
И пеньем целый день, как птичка, занята.
Когда же в мантии багряной вечер сходит,
Цыновку в уголку постелешь, — и уводит
Незримый дух тебя в мир грациозных снов,
Колибри золотых и резвых мотыльков.

— Счастливое дитя! зачем же край прекрасный
Покинуть хочешь ты для Франции несчастной
И, с тамариндами родными распростясь,
Пуститься в океан, волнений не страшась?
Под хрупкой кисеей, открыта снежной вьюге,
Как будешь плакать ты о лучезарном юге,
Когда, одевши грудь в безжалостный корсет,
Ты будешь подбирать свой ужин и обед
На наших мостовых — и тщетно взором жадным
Искать родимых пальм в тумане непроглядном…

Примечание переводчика.
LXII. A une malabaraise.
Tes pieds sont aussi fins que tes mains, et ta hanche…

Отдел «Сплин и идеал». Стих LXII.

Бодлэр. Цветы Зла. Перевод П. Якубовича-Мельшина. СПб.: Общественная Польза, 1909

Добавлено: 15-03-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*