Как труп

Ты приходишь ко мне ночью и по твоим плечам ползает
Рука луны, дрожащая в сладострастных спазмах.
А у меня — сердце бронзовое
И ни капли разума.

Дитя! Это не слезы твоими глазами смаргиваются,
Это розовые цветы падают на мои пути,
По которым я иду в пожизненной каторге
Среди убийц, мошенников и кутил.

Я потерял всю нежность слов любвеобильных,
Остались одни жесткие, как ладонь рабочего,
Их я каркаю теперь, как филин,
Когда ты приходишь ко мне ночью.

Кому я отдал свою нежность, закутанную в чувстве,
Моей любви душистой, любви первой?
Плачь, дитя! Моя грудь раздавлена глыбой грусти.
Плачь, стерва!

Картонную коробку моего сердца вытащить
Хотел бы я, чтоб со дна сокрести чем нибудь из стали
Наинежнейших слов не радужные тысячи,
А лишь те единицы, которые еще остались.

Ведь это ты наполняешь меня трепетом
Вдохновений, которых искал я ощупью.
Это ты проходишь в зловещем крепе
По моему сердцу, как по площади.

А на тебя смотрят бронзовые статуи
Самого неподвижного сорта,
И по твоим щекам слезы скатываются…
Плачь, дитя. Плачь надо мной — живым — как над мертвым.

Сколько женских ног на моем сердце каблуками
Рисунки своих чувств выткали,
Их шаги были тверды, как камень,
Безжалостны, как пытка.

И вот теперь я иду к тебе, как труп,
У которого сердце — вырезано,
И несу к тебе холодные остатки губ,
Вымоливших пощаду у жизни.

Это она мое сердце съела,
И грудь у меня разорвана.
А щеки вымазала смертельным мелом,
Как у клоуна.

Безвозвратно луна моей любви потухла,
Ты думаешь — временно?
Ты думаешь — опять вспухнет твое брюхо
И чтобы ты снова забеременела?

Нет, дитя! Я искал для тебя слов новых, как азбука,
Но моя грудь — распорота
Оплакивай эту опустевшую вазу,
Плачь над собой и надо мной — живым — как над мертвым.

1915 г.

Без Муз. Художественное периодическое издание. Нижний–Новгород: Типография «Красное знамя», стр. 23-24, 1918

Добавлено: 08-08-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*