Календарь деревни

Быт деревни со всеми его особенностями, есть еще нечто непочатое целое, манящее к себе своей искренней простотой, всем тем, чего уже давным-давно нет в городе.

Мужичек живет своим миром, своими идеалами, крепок старины, веры, и никакой новатор не заставит отказаться его от своих взглядов, убеждений, привычек.

Он не лишен даже всего того, что в городе является предметом роскоши, вернее, вещью не первой необходимости.

Крестьянин незнаком с астрономией, физикой, естественными науками, а он наверняка угадает вам по солнышку, который час.

Петух, — его будильник.

Дым, — барометр.

И самое счисление дней, месяцев, у него, крестьянина, особенное.

В редкой избе найдешь, даже и сейчас, отрывной, или какой другой календарь.

Как ни дешевы стали издания последних, но, русский мужик верен своему календарю.

У него есть, например: «Никола летний», «Никола зимний», и он никогда не согласится, чтобы праздник перенесения мощей св. Николая чудотворца (9-го мая), назвать весенним праздником.

Почему?

А вот: —

Девятое мая, весна мужика, — давно прошла.

Петровки не далеки, Илья. — колосья, следом, говорит он.

А там на стужу хлеб уберу и до «Николы зимнего». (6-го декабря), в городе поработаю.

Какой угодно придумайте стиль, какое астрономическое счисление не найдите правильным, а мужик всегда будет жить своей «канцелярией».

Недавно в печати поднимался вопрос о сокращении числа праздничных дней, или, как потом смягчили, — «дней неприсутственных».

Можно согласиться с тем, что число праздников у нас действительно немаленькое, но можно ли быть уверенным в том, что мужик, деревня, пойдут на встречу этой канцелярской системе, приохочивания к труду?

«В поте лица добывая хлеб свой»; мужик, — господин праздника и, какой бы из них не уничтожили, он, все-ж останется верен себе, своему религиозному отдыху.

Если проекту сокращения праздников суждено осуществиться, то это новшество еще только более отделит деревню от города (в чем, конечно, беда не велика), чревато будет последствиями, создав особый культ последователей — доброго, старого, прошлого…

Деревню можно назвать темной, но нельзя назвать ленивой.

Представители ее, отлично понимая свою тяжелую долю, рады праздничку, — как не один горожанин.

Трудоспособность страны может быть поднята иным путем, не касаясь религиозной стороны.

Пусть останутся нетронутыми два «Николиных дня» у крестьянина, и пусть будет предоставлена ему возможность решить праздничный вопрос самостоятельно.

Александр Клеченов. Штрихи. Кострома: Типография А. С. Азерского, 1912

Добавлено: 20-11-2021

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*