Клеопатра

Пели страсть и арфы, и тимпаны,
И изгибы стройных танцовщиц,
И горели пламенно дурманы
На устах царицы из цариц.

Колебался синий дым курений,
Содрогались мускулы лица,
Перед ней склонившего колени
Бледного, влюбленного жреца.

О, царица! светлая царица!
Я проник в заветный саркофаг,
Где рубины блещут как зарница,
Бриллианты шепчут тайны саг.

Одаренные волшебной силой
Бриллианты я тебе принес;
Красный — светит кровью голубиной:
Белый — сном невыплаканных слез.

Я хочу, чтоб оба были красных!
Нет забвенья в сне бессильных слез…
В содраганьях трепетно-прекрасных
Опьянимся ароматом роз.

И когда над знойно спящим Нилом
Полосы жемчужные легли,
Сириус, — сияющий могилам,
Что-то стал шептать цветам земли.

Ты ко мне не придешь еще раз
Опьяненная страстью царица,
Чтоб изведать безумный экстаз,
Золотыми словами упиться.

Две косы ты овила вкруг лба
И поправила гордо корону,
И забыла безумца раба,
Улыбнувшись рабу фараону.

И закованный цепью с тех пор
Я, как пес, ожидаю несмело,
Чтоб смотреть, забывая позор,
На твое обнаженное тело.

Это тело я грубо ласкал,
Гнал с лица золотистые тени,
Волоса упоенно лобзал,
И лобзал упоенно колени.

В саркофаге таинственном из базальта лилового
               Гордый взор не мерцал!
Затаил глубину мечты неизведанно нового
               Побледневший овал.

Ты царица-цариц любви! Ты искала забвения
               В алых вспышках зарниц,
В голубой высоте небес, в темной бездне падения,
               И в мечте без границ.

Ты забвенье найдешь теперь, — в голубой усыпальнице,
               В волосах твоих — лавр,
И осветит лицо твое, — ненашедшей искальницы,
               Звездоликий Центавр.

Грааль Арельский. Голубой ажур. Стихи. СПб.: Типография И. Флейтмана, 1911

Добавлено: 25-04-2020

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*