Когда говорит гранит

Василию Акшинскому

     1.

Было в доме так тихо, что слышно,
Как, колебля в ночи тишину,
Одинокая ветхая вишня
Робко веткой стучит по окну.

— Кто-то ходит, прислушайся, мама.
— Никого. Там не видно ни зги. —
А малыш утверждает: жандарма
У ворот раздаются шаги.

Задымив, догорала лучина,
Погрузилась каморка во мрак,
И минуточку мать улучила:
В коридор да с крыльца на чердак

В полумгле там по старой восковке
Ходит валик вперед и назад —
То подпольно готовит листовки
Петербургский бывалый солдат.

     2.

Царский флаг у солдатской казармы
Кто-то ночью в грязи затоптал.
На конях проскакали жандармы,
В фаэтоне промчал генерал.

Ой, напрасно, и хитрый, и ловкий.
До рассвета не спал постовой.
Голубиною стаей листовки
Ветер взмыл и понес мостовой.

И тревожно вокруг, хоть всевластно
Каждый дом тишиною объят.
Скоро гнева часы громогласно
Во все трубы громов затрубят.

Не ходи, постовой, в переулки:
Там сегодня не зря поутру
Замелькали шахтерские куртки
И забился кумач на ветру.

Но уже кавалерия в сборе,
Над кокардами грянуло «пли!»,
«Кар-кар-кар», — захрипели затворы,
Кто-то пал, не поднялся с земли.

— Сын, сыночек, уйди. Слышишь, пули…
Я вернусь, скоро буду с тобой. —
Скрылась мать у задымленных улиц
И уже не вернулась домой.

     3.

По высоким тополиным кронам
Ветер не дает летать воронам,
Сам присел и плещется листвой.
Ласточки снуют над тихим кровом.
День идет в сиянии багровом
Мытою булыжной мостовой.

Бьют часы на башне. Пахнет краской,
Маляры и солнце на домах.
За оградой на могиле братской,
Как кровинка, расцветает мак.

Здесь гранит, как айсберг. Весь вниманье,
У гранита скульптор день-деньской,
Что он ищет, с кем он ждет свиданья,
Вдохновенный, сгорбленный, седой?

На фуражку пыль легла гранита,
Мастера мечта покуда скрыта, —
Видится она загадкой нам.
Вновь и вновь зубило в грани вбито,
И осколки сыплются гранита
Звездами миров к его ногам.

И уже воочию в овале
Женского обличья замерцали
Воля и бесстрашья прямота,
Волосы пробились из-под шали,
Волосы на лоб ее упали,
Складка доброты легла у рта.

Скульптор смотрит напряженно, зорко…
И далеких лет нахлынул вал:
Вижу я лучинку и мальчонку.
Слышишь, скульптор, я тебя узнал.

Вот он наклонился, тешет камень
Умными и сильными руками.
Как живая, женщина встает,
Под жакетом каменным не камень —
Мнится, сердце вновь вот-вот забьет…

Даже ветер тополь не колышет,
Солнце льет поток лучей на крыши,
Их сегодня столько — не собрать!
От волненья скульптор часто дышит,
Возвратив векам родную мать.

Александр Кравцов. Огни. Стихи. Харьков: Издательство «Прапор». Типография «Коммунист», 1966

Ред.: Василий Семенович Акшинский; годы жизни: 9 мая (22 мая) 1912, прииск Амгунь — 12 октября 1986, Москва; писатель, журналист, партработник.

Добавлено: 15-10-2018

Оставить отзыв

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*