Комар

Был жаркий день. Солнце так и пекло.

Мальчуган растянулся на траве, под тенью старой березы, на краю пруда. Жара разморила его, он перевернулся на живот, уткнулся лицом в траву и заснул.

«З-з-з!» — зазвенело у него над самым ухом.

Мальчуган вздрогнул от укуса комара, но не проснулся.

«З-з-з» «З з-з!» звенели комары, слетаясь со всех сторон под старую березу. Издалека почуяли они добычу своими чуткими усиками и спешили к ней со всех сторон.

Вот один комар спустился к самому лицу мальчугана и стал выбирать место, где бы ужалить.

А глаза у комара были огромные, и каждый глаз состоял из множества отдельных крошечных глазок.

Глазки смотрели сразу во все стороны, — комар видел в одно время и вверх, и вниз, и вперед и, назад. Да и головка комара вертлявая — на тонкой, как ниточка, шее.

Кружится комар над мальчуганом, дрожат его тонкие прозрачные крылышки. На тонком светло-сером брюшке по бокам у комара дырочки — дыхальца. Ими комар дышит.

Комар опустился на щеку мальчика, нащупал хоботком место, где кожа потоньше, выпустил жало и воткнул его в кожу мальчика.

На конце жала зазубринки. Комар уцепился зазубринками за края ранки, чтобы крепче держаться, приложил к ранке своей хоботок и стал сосать кровь.

Сосал комар, а из его хоботка стекала в ранку едкая слюна и жгла и раздражала ранку. От этого кровь сильнее притекала к ранке и делалась жиже. Легче было комару сосать ее.

Чем дальше комар сосал, тем глубже запускал он в ранку свое жало. Его тонкое брюшко понемногу наливалось кровью и становилась все толще и толще. Наконец оно так раздулось, что, казалось, вот-вот комар лопнет.

Комар насосался, осторожно вытащил жало из ранки, расправил ножки и тяжело полетел прочь.

Все комары, которые вились над мальчуганом, были самки. Им было необходимо питаться теплой кровью, чтобы в их теле созрели сотни крошечных яичек.

А комары-самцы в это время кружились столбом над водою.

Они были такие же, как и самки, только усики у них были большие, ветвистые, точно нежное перышко.

Комары-самцы никогда не жалили ни людей, ни животных. У них не было даже острого жала, как у комарих. Их длинные хоботки годились только для того, чтобы высасывать сок из цветов.

——————–

Сытая комариха летела тихо над прудом. Высосанная кровь уже давно переварилась, и ее брюшко сделалось опять тонким.

Вот выбрала комариха лист, торчащий над самой водой, села на его краешек, уперлась двумя передними парами ножек в лист, а задние вытянула над водой и скрестила их.

Потом комариха изогнула свое тело и стала откладывать в промежуток между скрещенными ножками одно за другим много-много крошечных яичек.

Яички были длинненькие. С верхнего конца они были острые, а книзу широкие.

Комариха забила яичками весь промежуток между задними ногами. Яички плотно-плотно прижимались друг к дружке и склеивались между собой.

Когда весь треугольник между скрещенными ножками был туго забит яичками, комариха подняла задние ножки, и разжала их. Яички упали в воду и поплыли, точно крошечный плотик. Комариха положила яички и умерла.

——————–

Три дня и три ночи плавал по пруду плотик из комариных яиц.

На четвертый день на яичках отвалились снизу крошечные крышечки. Из яичек выползли маленькие комариные личинки и повисли вниз головой около самой поверхности воды. Они выставили из воды кончики своих хвостиков.

На концах хвостиков у личинок были дыхательные трубочки с волосками по краям. Личинки высовывали из воды трубочки и дышали через них.

Сколько было тут личинок! Вся поверхность воды у берега пруда так и кишела ими. Личинки были бледно-зеленые, почти бесцветные, с длинным тельцем и большими глазами. На головах у них были большие щупальцы с щетинками на концах

Личинки висели вниз головами и все время шевелили щетинками: этим они вместе с водой загоняли пищу себе в рот.

Они ели мелкие кусочки листьев, тонкие волокна тины и живых существ, — таких крохотных, что их невозможно было и разглядеть. Этой еды было очень много в мутной воде пруда.

Над прудом с громким карканьем пронеслась ворона и грузно села на ракиту, склонившуюся над водой. С дерева сорвалась веточка и упала в воду. Личинки все разом изогнулись дугой и юркнули на дно.

Все дно было покрыто тиной и разной гнилью. Проворно заработали личинки своими щупальцами, загоняя пищу в рот.

Но долго оставаться под водою они не могли. Они могли жить и кормиться только в воде. Но дышать тем воздухом, который растворен в воде, личинки не могли. Им был необходим для дыхания тот воздух, которым мы дышим.

Прошло несколько дней. Личинки бросили есть. Они подросли, им тесна сделалась старая кожица. Вот одна за другой личинки стали изгибаться дугою, кожица лопалась у них на затылке, и они вылезали из этой дыры в новой кожице.

Пустые шкурки поплыли по воде. Они крошились на кусочки, а перелинявшие личинки подгоняли эти кусочки себе ко рту и ели их.

Прошло три недели, Три раза за это время линяли личинки, меняли свою кожицу, и с каждым разом они становились все больше.

После четвертой линьки из разорванной кожицы вылезли уже не личинки, а комариные куколки.

Какие они были потешные! Хвостики у них маленькие, скрюченные, а головы большие, с большими глазами. На затылке у них торчала пара рожек, — это дыхательные трубочки.

Куколки повисли у поверхности воды, но уже не вниз головами, как личинки, а вверх, потому что дыхательные трубочки были у них не на хвостах, а на голове.

Куколки жуков, бабочек и многих других насекомых лежат, не двигаясь. А куколки комаров были такие же бойкие и вертлявые, как и их личинки.

Плавали они, точно маленькие рачки, задом наперед, сильно двигая хвостиками.

Восемь дней жили куколки комара в пруду и все это время они ничего не ели. Они и не могли есть, потому что рот у них был, как и глаза, как и все тело, покрыт сверху одной сплошной прозрачной оболочкой.

На девятый день оболочка отстала от тела, наполнилась воздухом, вздулась, и куколки всплыли на поверхность и поплыли по воде.

Вот оболочка лопнула, и из нее стал вылезать комар. Медленно высвободил он из оболочки головку, потом крылышки и брюшко.

Комар был очень слаб. Он еле держался на длинных ногах. Его крылышки были смяты и мокры и не могли поднять его на воздух.

Оболочка плыла по воде, как лодочка, а комар беспомощно цеплялся за нее.

Если бы ветер перевернул его лодочку, комар бы утонул. Теперь он уже не мог жить в воде.

Но крылышки комара скоро обсохли на солнце. Комар взмахнул ими и с громким жужжанием полетел над прудом.

В. Лукьянская. У воды. Рисунки Г. Ечеистова. Издание второе. М.: Кооперативное издательство «Посредник». Типография «Коминтерн» и школы ФЗУ им. КИМа, 1934

Добавлено: 25-07-2019

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*