Коммуна

У каждого своя мечта, Париж,
Он разнолик, благословенный город,
Ты, может быть, мечтательно паришь
Над серыми химерами собора.

О юности и юном мятеже,
Ты, может быть, внимательно мечтала
И проходила по следам Мюрже
Обломками Латинского квартала.

На этот раз, оставим Пантеон;
От надписей, колонн и изваяний,
В другой Париж, развенчанный; и он
Непостижимых полон обаяний.

На Реге Lachaise, вдали от старых плит,
Где на стене не стерты многоточья,
Весенний ветер робко шевелит
Багряные, истрепанные клочья.

Уже следы царапали клинки
И многое уже отмыли воды,
Но до сих пор истлевшие венки
Не закрывают ржавые разводы.

Темница и насилие и плеть,
Один был стар, другие были юны,
Но все сумели просто умереть,
Великие мечтатели коммуны.

От пороха удушливый туман
Переползал в алеющие лужи;
Здесь добивали залпами из ружей,
Тревожа сон усталых парижан.

О, для чего в пожаре и свинце
Они бывали гением хранимы?
Здесь, перед казнью, может быть в конце
Лицо врага открылось перед ними.

Кривилось злобой хищное лицо
Оно дышало холодом и местью,
И замыкалось мертвое кольцо
Вокруг фортов, заводов и предместий.

И в треске металлических цикад
Переливались гулкие раскаты,
И, падая, шарахались гранаты,
Над гребнями разбитых баррикад.

«Они уже на левом берегу,
Они вошли, проклятые версальцы!
Заряд последний я не сберегу»…
И ствол сжимали скрюченные пальцы.

И растекался огненный исток,
Перекликались гулкие разрывы,
И языки, как огненные гривы.
Захлестывал весенний ветерок.

И плакали работницы: «Гори,
Горите вы, расписанные своды»…
Так суждено руинам Тюльери
Ответить за развалины свободы.

И дети говорили: «Не уйдем,
Где не добит и не расстрелян пленный?…»
И бегали под огненным дождем,
И лили керосин на гобелены…

Но флаг уже колышется другой,
На перекрестках прячутся пикеты,
И кто-то пламенеющей дугой
На зареве вычерчивал ракеты.

Стенящая свинцовая струя
Обрушилась на улицы предместий,
Раздваивая стены, и троя
Строения и вывески из жести.

И умирал седой артиллерист
Над раскаленным дулом митральезы,
А на стропилах свертывался лист
И корчилось от пламени железо.

Они вошли, солдаты Галифе.
Еще стреляли в инсургентской зоне,
Но были переполнены кафе
И дамы говорили о сезоне.

Л. Никулин. Страдиварий. Стихи. Книга вторая. К.: Издательство Поэтов «Обелиск». Типография А. М. Лепского, 1919

Добавлено: 14-04-2017

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*