Коммунистические империалисты и самостийные подхалимы

Никто громче большевиков не кричал в свое время о праве народов на самоопределение, о широчайшем признании федеративных начал, о гибельности поглощения малых народностей большими. В самом чистом проявлении патриотизма они готовы были тогда с пеной у рта видеть проявление империализма.

И теперь, когда в руках большевистских вождей есть созданная по самому милитаристическому рецепту Красная Армия, их тон совершенно переменился.

Тенденции стали диаметрально противоположными прежним.

Теперь они сами стали империалистами, и не какими-нибудь особенными, а  самыми настоящими, в точнейшем значении этого слова.

Троцкому случилось в одной из бесчисленных речей отвечать на упрек в империализме, и он не отрицал его справедливости. Он ограничился лишь указанием на особенность источника этого империализма.

— «Да», говорил он, «мы империалисты, но нами руководит высокая цель распространить по всему миру не какую-нибудь другую, а коммунистическую власть».

Можно сказать, перевел шило на мыло. Цену коммунистической власти на своей исполосованной спине знает советская Россия, узнает и каждая народность, вступающая в связь с большевиками тем, или иным путем.

Коммунисты вещали широко о признании в составе Российской советской федерации свободной Башкирской Республики. А к чему свелось это признание?

К тому, что из башкирских степей выкачано все способное носить оружие мужское население, да еще на собственных лошадях, при собственном снаряжении. Создание такого кадра конницы должно было обойтись в неисчислимое количество миллионов, а большевики получили его даром, учредив эфемерную Башкирию, о которой слышно меньше чем о самом захудалом волостном комитете бедноты.

Ловкость и проворство рук.

И невинность соблюли и капитал приобрели.

Но с полудиких башкир, что и спрашивать. Они так и не поняли, конечно в чем перемена режима на Руси. Пожалуй, обдирают много поздоровее прежнего, а в остальном, как говорится, без перемен. Страдания нравственные, выпавшие на долю интеллигенции, им недоступны, а экономика их, всегда сводившаяся к бурдюку с кумысом, да к баранине, испытала лишь небольшое колебание.

А народам и народцам, усвоившим себе более культурный жизненный обиход, при столкновении с большевистским империализмом, предстоит пережить более серьезное испытание, переходящее пределы обыденного. Испытать горечь и обиду.

О некоторых из них, впрочем, не стоит и жалеть. Они сами себе вырыли яму, оторвавшись от России без всякого на то основания, не имея на то никакого национального права.

Такова, например судьба группы петлюровцев, доигравшейся в своей игре в самостийность до полной катастрофы.

Ведя гнусную авантюристическую игру в тылу правого флата Армии генерала Деникина, всячески тормозя его святое дело объединения России под общим демократическим правлением, они, разбитые, взятые в тиски, пришли к полной безвыходности, к окончательному на этот раз краху.

И все же эти «голодранци», имя, заменяющее по скоро изобретенной терминологии социалистов-самостийников понятие «пролетарии», — не угомоняются.

Им хочется продолжать существование, хотя бы ценой мира и союза со злейшими врагами человеческого рода — коммунистами.

Грязные руки тонущих в кровавой жиже, ими же разлитой на юго-западе России, людей тянутся к советскому берегу, но и за него им не уцепиться.

Не принимают.

Петлюровцы, как гласит сегодняшнее сообщение, просит у большевиков союза, предлагают свои услуги по продолжению предательской роли по отношению к Родине, но уже не в одиночку, а сообща.

Опоздали господа.

Годика бы два назад ваша просьба пожалуй и была бы уважена. Вам бы дали местечко в советской федерации, хоть для проформы; к вам бы прислали наказного президента — Раковского, а Винниченкам и Петлюрам предоставили бы по третьеразрядному местечку в совете. Налепили бы вашим войскам для отлички желтую звезду по фасону красной, а комиссаров прислали бы своих, и поводили бы вас за нос несколько месяцев.

Теперь коммунистическим империалистам уже не к чему скрывать свое истинное лицо, заигрывать с какими-то жалкими петлюровцами.

Они режут напрямик.

В красную армию пожалуйте на общем основании. Пополнять ряды стриженных баранов. А насчет самостоятельности, или каких-то федеративных начал, забудьте и думать.

Скоро весь мир поклонится нам, а вы лезете с суконным рылом в калашный ряд.

Положение невеселое для предателей. Пожалуй «щи вмерла» на этот раз, если даже неразборчивые в средствах большевики не желают использовать их предложения без оговорки.

Какой урок для самостийных подхалимов, какой урок для всех, кто, хоть немного, готов считаться с большевиками как с силой, ограниченной известной территорией.

Напрасно рассчитывать на мирное соседство с коммунистами. Им кажется тесно в своих пределах, их цель «все преграды опрокинуть и завоевать шар земной».

Какие же барьеры можно поставить для подобных стремлений. Уж не союзы-ли, и федерации, не писанные ли договоры?

Нет только борьбу до конца, только уничтожение ядовитого гнезда. В восстановлении России спасение больших и малых народов.

Яр. Оредовский.

Коммунистические империалисты и самостийные подхалимы. Военно-осведомительная, литературная и политическая газета «Приневский край». № 47. Нарва: Типография газеты «Приневский край», стр. 3-4, воскресенье 4 января 1920 г.

Добавлено: 17-04-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*