Кот Котофеевич

Осетинская сказка.

Жили себе старик со старухой, жили сперва богато, а потом все прожили, да так обеднели, что, случалось, по три дня ничего не ели. Из всего богатства остался у них один кот. Старуха раз и говорит своему старику: «слушай, старый, пора нам кота согнать со двора: ничего у нас не стало — ни мяса, ни сала». А кот лежит на печи да все слышит. Вот схватилась старуха за скалку, старик за палку и стали они вдвоем гнать кота со двора. Кот с печки, да в поле и побежал, что есть мочи.

К ночи он встретился с лисой. «Скажи, кот, какая беда загнала тебя сюда?» спрашивает лиса. —  «Жил я у старика со старухой, отвечает кот, сперва они меня кормили и жалели, Котом Котофеевичем звали, а как стало им нечем кормиться, они меня и вон со двора. Не можешь ли ты, сестра, взять меня к себе на прожиток? Тебе я не был бы в убыток». — «Почему нет, отвечает лиса, вдвоем жить нам не будет хуже, станет теплее и веселее.

И стала лиса жить с котом в одной норе, на горе. Вот уходит раз лиса из дома и приказывает коту: «ну, Кот Котофеевич, пойду я прогуляться с барсуком, а ты смотри за моим домком: где нужно, пыль хвостом сотри, комнату подмети, все убери; гляди, свежей травы нарви и постель убери вон в том углу; потом возьми иглу да почини свое платье, да смотри чур, работать, не дремать».

Кот остался один домоседом, а лиса со своими соседом, барсуком, отправилась вечерком в гости к волку. В этот день еще с утра забегала к лисе жена барсука и крепко просила лису, чтобы она с ее мужем сходила проведать волка. «Видишь-ли, моя милая голубушка, говорила барсучиха лисе, вчера у меня на родинах был наш милый соседушка, волк-дедушка; он обещался взять у меня к себе в ученье одного сынка моего. Он, знаешь, одинок и холостяк и так меня об этом просил, что у меня не стало сил отказать ему. Если-бы ты знала, как я этому рада. Все, думаю, из сынка моего выйдет какой-нибудь толк: он, ведь, умнейший волк. Да что поделаешь, родная, муженек-то мой в этом ничего не смыслит. «Не дам, говорит, своего сына волку на срам. Какое там у него особое ученье»? — «Мое почтенье, — я отвечаю, — ты-то к чему путному готовишь своих сыновей да дочерей? Землю копать? Изволь сидеть да глядеть, как ты день-деньской пыхтишь да кряхтишь над своей земляной работой. Не поверишь, дорогая, недавно он опять затеял строить новый дом, такую нору, чтоб шла сквозь всю гору. Так вот и пришла я просить тебя сходить за меня с муженьком навестить и отблагодарить волка. A мне где уж с семьей тащиться».

По этому случаю и шла теперь к волку лисица с барсуком, шла да то и дело барсука понукала, даже ругала, чтобы он от нее не отставал. «Ну, батюшка мой, бранила она барсука, такого толстяка, прошу извиненья, я еще не встречала от рожденья: ходить с тобою истинное мученье. Неужто у тебя нет сил, или ты Господи прости, боишься свой жир растрясти»?

Вот приходят они к дому волка. Лиса сама отправилась во внутренний покой хозяина, а барсука оставила обождать в прихожей: ты, дескать, парень негожий и здесь меня обождать можешь. В гостях у волка был и медведь. Гость и хозяин стали спрашивать лису, где она бывала, что нового слыхала. «Что я, братцы, заговорила лисица, такая птица, чтобы всюду летать, да вам вести доставлять? Поселился у меня неизвестный зверь, богатырь Кот Котофеевич, с такою силой, что, мои милые, вам и вдвоем его не одолеть». — «А нельзя-ли на него хоть поглядеть? спросил медведь: — он, гляди, не побрезгает к нам и в гости зайти»? — «А вот, отвечает лиса, зажарьте для него целого быка, я за ним пошлю барсука».

Волк и медведь поймали быка, сжарили его целиком, положили на полянке в лесу и стали ждать поджидать Кота Котофеевича. Побоялись они встретиться с зверем-богатырем и оба тут же поблизости спрятались: медведь взлез на дерево, а волк около самого быка закопался в сухие листья — одни глаза огоньком светятся.

Пришел Кот Котофеевич, стал есть мясо жареного быка и замурлыкал: «мал… мал… мал»… Волку послышалось, будто кот говорит: «мало, мало»… — «Вот какой богатырь: целого быка ему мало на обед!» подумал он и со страха поглубже стал в листья забираться. Кот оглянулся на шелест, смотрит: пара волчьих глаз светится из под листьев, да подумал, что это мышь, бросил быка и прыгнул; глядь — волк, он от страха — на дерево, а там — медведь. Видит медведь, что Кот Котофеевич покончил с волком и к нему добирается, испугался и схватился покрепче за сук. Сук подломился, и медведь с дерева свалился прямо на волка и одним концом сука насквозь пропорол волка, а другим себя заколол. А Кот Котофеевич сидит на дереве да себе под нос урчит: «мал… мал… мал…» Барсуку тоже показалось, что кот говорит: «мало.» «Вот богатырь, подумал он, мало ему на обед быка, медведя и волка!» — и с испуга ну скорее нору копать и весь ушел в землю.

Набрел на это место старик, у которого раньше жил кот, увидал жареного быка и остановился. Кот Котофеевич узнал старика, спустился с дерева, взобрался к нему на плечо и от радости замяукали: «мал… мал… мал»… Старики содрал с волка и медведя шкуры, прикрыл ими жареного быка, взял с собою Кота Котофеевича и пошел домой, чтобы после вернуться за быком.

А лиса только этого и ждала. Как ушел старик, она волка с медведем запрятала в листья и стала стучаться в двери к барсуку: «эй ты, выходи», и насилу достучалась. Выполз из норы барсук ни жив ни мертв, а лиса ему и говорит: «Кот Котофеевич съел медведя и волка целиком — одни шкурочки оставил; теперь он побежал воды напиться, чтобы к быку опять воротиться, доедать. Тебе тоже несдобровать; бери-ка скорее быка да тащи ко мне в нору. Я уж после у себя дома докормлю Кота Котофеевича».

Барсук и приволок в дом лисы целого жареного быка, — а потом поскорее побежал к себе домой. «Ну, мать моя, говорил барсук жене, к твоей подруженьке — лисе пускать тебя я не намерен. Скажу тебе: она совсем не важная птица; если на что мастерица, так только сплетни собирать. И ты еще хотела отдать, по ее совету, волку моего сынишку? Знаешь-ли что: держит она у себя какого-то парнишку, Котом Котофеевичем, кажется, прозывается. Так вот этот самый паренек успел сожрать и волка и медведя за один часок. Я сам чуть тоже не влетел в эту кашу и кумушку-лису вашу я таки порядком побранил. Но Бог меня хранил, я не дал маха и от большого страха сейчас же в землю скрылся. Завтра же я затеваю такой домище, что этому Коту Котофеевичу нас с тобою не сыскать».

А старик вернулся с котом домой веселый-превеселый; хоть ему и не пришлось поживиться от своей находки ничем, за то с тех пор старики жили дружно, на свою долю не пеняли и кота от себя не отпускали.

Л. Ф. Черский. Кавказские сказки, предания и легенды. С рисунками художника М. Михайлова. Гравированными Л. Шлипером. СПб.: Издание В. И. Губинского. Типография П. Ф. Вощинской, 1900

Добавлено: 12-06-2020

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*