Ковчег

На пьедестале Арарата,
Что погрузился в свой ночлег,
Стоит, не зная циферблата,
Закован в лед седой когда-то,
Как древний памятник, Ковчег.
Свидетель страшного потопа,
Господней кары, что прошла,
Ковчег – пример для землекопа,
Что отвергает божьи стопы,
Пугает горного орла.
Его порода льдом покрыта,
Как полюс – вечной мерзлотой,
А он, смущая вязь санскрита,
Как допотопного термита,
Корит разорванный наш строй.
Ученый в прахе лунатизма –
Осколки ищет правоты,
Но след находит катаклизма,
Болезни призрачной черты.
Ну, а Ковчег, как божья крепость,
Как флагман плановый небес,
Опровергая – миф, нелепость,
Стоит всему в противовес.
Я слышал божий голос наяву,
Когда я в дом попал ужасный блуда,
Как черная стрела – на тетиву, –
Как бабочка – под тяжкий лист Талмуда,
Меня поймал отшельник древний зла –
Сплетенными вне времени сетями,
И влип я в искушенье, как пчела
В росянку безрассудными крылами.
Вакханку черной книги я лишил, –
Условного серпа сопротивленья,
Но голос вдруг меня остановил,
Как грешного пловца – бурлящий Нил,
Как розы, даровав мне потрясенье.
Сказал он мне: «Мой сын, остановись!»
И я, как муравей – пещеру банка,
Где скована царей купюрных рысь, –
Покинул нашатырную росянку.
Не дал Господь, чтоб гибельный цветок
Закрылся, как с Дюймовочкой, со мною,
И выпил мой хрустальный позвонок,
Как зло – наперсток с кровью голубою.
И я его за то благодарю,
Читая, проповедуя святое,
И помня – божье, – с неба: «Я смотрю! –
Иди – не бойся, сын мой, я с тобою!»

Отдел “Поэзия начинается с Провинции”

Неизвестные таланты: Стихи. Дружковка: ПримаПресс, 1996

Добавлено: 27-03-2017

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*